Доска почета отраслевой конкурс


Диспетчер по здоровью

Диспетчер по здоровью

Нина Родионова, медицинская сестра Дорожной клинической больницы станции Горький-Московский
Волжская магистраль

У какого врача не бывает очереди? Пытаетесь сориентироваться в специализациях, опыте, ученых степенях, чисто человеческих качествах медиков? Напрасно. Ответ совсем в другой стороне. Часто самый безлюдный холл у кабинета того врача, с которым работает хорошая медицинская сестра.

 

Все пятьсот – моя семья

Свою главную должностную обязанность медсестра Дорожной клинической больницы Нина Родионова формулирует обстоятельно: «Способствовать своевременному выявлению работников локомотивных бригад с проблемами здоровья и их госпитализации. Чтобы вернуть машиниста в профессию и социум. И обеспечить безопасность движения». Сто пятьдесят тысяч пациентов – таков личный вклад в здоровье магистрали Нины Родионовой.

– Мой главный помощник, моя правая рука, – говорит о ней терапевт Ирина Покровская. – Успокоит очередь, быстро выпишет нужные назначения, «уговорит» на дополнительное обследование самого занятого машиниста. Все это очень экономит время врача на приеме пациентов. С Ниной Ивановной мы работаем вместе почти восемь лет. Признаться, и на этот терапевтический участок я согласилась из-за нее.

Участок действительно непростой. На учете более полутысячи человек – в основном работники локомотивных бригад. Требования к уровню здоровья очень высокие. Многие ежегодно проходят медицинскую комиссию. Раз в два года на обследование приходят лишь молодые, до 40 лет. И то если нет никаких индивидуальных нарушений в здоровье. После сорока к каждому еще более пристальное внимание. И роль медицинской сестры здесь переоценить трудно. Она сродни диспетчеру, который формирует движение на дороге.

 

«Просто руку прихватило!»

Терапевт, окулист, отоларинголог, хирург… Врачи буквально вслушиваются и вглядываются в каждого своего пациента. И если у молодого, например, вдруг проскочат так называемые бессимптомные нарушения ритма сердца – это когда ни боли, ни дискомфорта, – важно настоять на его дополнительном обследовании.

– А представьте, каково это – убедить крепкого мужика, который считает себя центральной фигурой на дороге, у которого «ничего не болит», лечь на эту самую экспертную койку из-за того, что врач «углядел что-то там в глазу»! – говорит терапевт Ирина Покровская.

– Пришел, как обычно, а они – «На дополнительное обследование!». Им, видите ли, моя сетчатка глаза не понравилась, – рассказывает железнодорожник, имя которого мы по понятным причинам разглашать не будем: врачебная тайна. – Как тут не упереться: здоров, как бык! Рассердился тогда на медсестру очень: вот пристала к человеку, упорная такая. Схватила за руку, не отпускает: «Пойдем к неврологу!»

– Я действительно отвела его к специалисту за руку, – завершает тему Нина Родионова. – Потом – на ЭКГ. Вызвала «скорую». Через час в приемном покое стационара ему стало плохо – констатировали нарушение мозгового кровообращения. Такие осложнения бывают у пациентов со стертыми симптомами заболевания. Если бы тогда мы дали человеку уйти, он мог погибнуть. Сейчас улыбается: «Спасибо, спасли!»

Поддержание хорошего самочувствия работников локомотивной бригады – это не только сохранение компании работника высокой квалификации, в которого уже вложены серьезные средства. Это сохранение дорогостоящей техники, грузов, бесценных жизней пассажиров. За три года работы с локомотивными бригадами медицинский «дуэт» Покровская – Родионова не комиссовал по своим терапевтическим заболеваниям ни одного железнодорожника.

Был случай госпитализации машиниста с острым инфарктом миокарда.

– А ведь тоже сопротивлялся, – качает головой Нина Ивановна. – Я ему: «Немедленно к врачу!», а он вырывается: «Да у меня просто руку прихватило…»

В итоге пролечили и восстановили. И за это отдельное спасибо медсестре.

 

Машиниста вне очереди

Врач еще только дает рекомендации, а медсестра уже пишет направление. Ее задача – внятно и толково объяснить: куда идти, зачем, когда, как подготовиться… Потом – собрать все результаты обследования. Свести их на мониторе и – доктору на осмотр. Кого-то вызвать, кого-то своевременно предупредить. Напомнить, пообещать, погрозить, в конце концов. Случается – самой записать на прием к специалисту. Чтобы не стоял в очереди. Чтобы не тратил личное время, которое по нормативу должен использовать как отдых перед вечерней поездкой. А если талонов уже нет, то идти вместе с пациентом и лично просить: примите, обследуйте! Ведь это так важно – не пропустить заболевание.

Для Нины Ивановны Родионовой, рядовой медицинской сестры, важен каждый конкретный пациент – с его температурой, кардиограммой, показателями давления крови: «Дома ждут отца здоровым!»

– Добрая, открытая, отзывчивая. Даст житейский совет, предостережет, придет на помощь, предложит выход из ситуации. И еще, знаете, очень упорная и трудолюбивая, – по каждому из этих определений коллеги готовы рассказать десятки маленьких и больших историй о Нине Ивановне.

Кстати, об упорстве и трудолюбии. Это – семейное. Отец Нины – потомственный железнодорожник, путеец.

Про рельсы и шпалы говорил: кормилицы. Был очень доволен, когда за машиниста вышла старшая дочь Прасковья. Сегодня ее сын уж закончил железнодорожную академию, работает с отцом на Красноярской магистрали.

Нина была поздним ребенк ом, самой младшей в семье. Для старших братьев и сестры вместо игрушки. Но свою очередь ухаживать за огородом и скотиной девчонка не пропус-кала. Рано научилась читать, декламировала небольшие поэмы, благо память оказалась отменной. И сейчас с удовольствием читает со сцены рабочих поэтов-земляков:

Любить людей за их тяжелый труд –

Такого счастья век не отберут.

Об этом счастье с детства я узнал:

Что людям дал, тем и богаче стал!

Пожалуй, это наблюдение Александра Люкина очень подходит к ней самой.

В школу-десятилетку Нина ходила в соседнее село – и в дождь, и в пургу. Перечитала всю школьную библиотеку. До серебряной медали ей не хватило одной пятерки: заупрямилась и не захотела пересдавать учебный предмет, по которому выходило между «хорошо» и «отлично». Объявила: «Пусть все будет по-честному!»

«По-честному» ей можно было поступать в институт иностранных языков. Немецкий разговорный у нее, деревенской девчонки, был не просто великолепным. Говорила на нем – без ложной скромности – лучше учителя. Специально покупали в областном центре газеты из Демократической Германии – тогда в киосках «Союзпечать» на многих языках продавали. Маленькая Нина читала их в школе вслух. Сходу переводила сложные тексты для старших подружек-студенток гуманитарных вузов. Но на что в селе иняз? Баловство. «Вон Дуся с Маней в медучилище собрались, давай и ты прицепом!»

Сижу напротив нее с диктофоном и думаю: жалеет? Моя собеседница будто угадала:

– Одно скажу. С познаниями всего лишь в средне-специальном объеме я смогла продлить маме жизнь (а у нее было четыре инфаркта и онкологические нарушения) до 88 с половиной лет. Ни одной ночи не ложилась, чтоб не посмотреть: нет ли отеков.

 

На «папину дорогу»

Она закончила Горьковское медицинское училище № 1. То самое, рядом с управлением Горьковской железной дороги. Уехала по распределению. А 3 января 1981 года вернулась на «папину дорогу» медсестрой цехового участка вагонного депо на станции Горький-Московский. Сначала запаниковала: проводники, электромеханики, осмотрщики, слесари, сварщики, токари, маляры, ИТР, комсостав… По пятьдесят с лишним человек в день. И все обеспечивают безопасность движения. Попробуй – ошибись!

Постепенно привыкла. Но в летний период было всегда тяжело. Шел дополнительный набор проводников – до двух тысяч к постоянному штату в полторы тысячи. После сезонных работ они болели. Хоть и считались временными, но лечить их должна была дорога.

Случалось, спасали жизнь и совсем посторонним людям. Нина почему-то запомнила один эпизод в свое субботнее дежурство. Поликлиника тогда располагалась на улице Чкалова, недалеко от вокзала. Человек присел на асфальт прямо под окнами. Бестолково засуетились прохожие. На дороге – затор. Она выбежала раньше всех. До приезда «скорой» успели оказать первую помощь. Городские врачи коротко сказали: «Молодцы, теперь довезем живого!» – и перехватили реанимационные манипуляции.

Нина Родионова одна из первых в поликлинике получила профессиональную категорию двадцать лет назад. Новое дело всегда вызывает недоверие. Но кому-то надо начать, взять на себя первые хлопоты, потратить время и силы, проторить путь. Когда началось движение лучших по профессии, именно она набирала самое высокое число баллов на конкурсах «Лучшая медсестра» по больнице.

Сейчас чаще выигрывают молодые. За ними энергия, скорость, любопытство к жизни. И желание показать себя перед старшими коллегами: мы, дескать, не хуже!

– Они лучше нас, – говорит Нина Ивановна. – Много знают, быстро вникают в суть. Девочки понимают, насколько важно в нашей работе быть исключительно внимательной к пациенту.

Но сами «девочки» потихоньку бегают в кабинет к Нине Родионовой подсмотреть полезное для себя. Высокая школа – это внимание к мелочам. Почему, например, у них нужная информация на компьютере загружается в три раза медленнее, чем у Нины Ивановны? И она с удовольствием делится секретами скоростного поиска первичного или повторного талона, других сведений.

Она единственная в поликлинике, у кого на столе лежат заведенные ее собственной рукой «медсестринские карточки личного учета». Почти такие же, как у врача. Не пожалела времени. «Мне так удобнее работать, люблю, чтобы все документы были под рукой» – вот такое непритязательное объяснение. Зато теперь мгновенно ориентируется в обстановке при появлении любого пациента. «Караулит» мало-мальски значимый сбой в здоровье.

Не удивительна и оценка многими пациентами «своей» медсестры: лучшая. Она полностью совпадает с той, что Нине Родионовой дали в компании «РЖД». Не так давно ей присвоено звание «Лучший по профессии на железнодорожном транспорте».

Автор: Лариса Андрюшина


Форум для отзывов 24 не существует.

Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОАО «Издательский дом «Гудок»