Доска почета отраслевой конкурс


Чужих дверей не бывает

Чужих дверей не бывает

Иван Мотов, помощник машиниста Локомотивное депо Горький-Сортировочный
Волжская магистраль
Победитель Конкурса 2012 года

Любую беду Иван Мотов воспринимал как собственную. И спешил на помощь.

Он все-таки успел подарить Валерии цветы. Вынес роскошные розы прямо на сцену и весь засветился, увидев, как расцвела маленькая танцовщица. «Я буду артисткой, деда, – говорила она ему много раз еще совсем крошкой. – И после концерта ты подаришь мне букет».

Доделал

29 мая 2012 года в Дзержинский городской театр драмы на выпускной концерт местной танцевальной школы собралась вся семья Мотовых. Не успел к тому часу вернуться из поездки только младший – Евгений (они с отцом в разных локомотивных бригадах). Старшая дочь Ольга, мама Леры, купила подарки. Бабушка Лена накрыла чайный стол. Все старались угодить деду Ивану: это он возил внучку с трех лет в знаменитую танцевальную школу. Да и вообще больше всех с детьми всегда занимался Иван. Сам он очень любил слово «дед», хотя в свои 55 лет выглядел на редкость крепким и моложавым.

В тот вечер он много смеялся, разговаривал, шутил. Обычно молчаливый и сдержанный, вдруг открыто залюбовался любимыми «девочками»: женой, дочерью, внучкой. А потом ушел в огород и до глубокой ночи копал на целине грядку под капусту.

– Что ты, Иван! – растерялась Елена Евгеньевна, хватившись его и выйдя на усад. – Я и сажать-то пока не планировала.

А он будто чувствовал, что не остается у него времени. На рассвете 30 мая раздался резкий стук в окно:

– Люди добрые, выходите! Марковы горят!

Кто у нас миллионер

В дом Мотовых всегда стучались первыми. Иван, мастер на все руки, еще в молодости завоевал репутацию безотказного и бескорыстного «выручалы». А уж в домах с маленькими ребятишками он считался первым напарником хозяина. Грибник и ягодник, каждый раз тянул за собой в лес «хвост» из женщин и подростков. Если Иван Мотов в лесу, значит полпоселка дома нет.

Он даже на мотоцикле один редко оказывался – всегда и сзади, и в коляске попутчики.

– Без Ивана и в нашем доме дела не делались, – вспоминает одна из соседок Ольга Туманова. – Однажды он вез нас с мужем на своем «Урале» из города. И вдруг, не доезжая Решетихи, резко затормозил. Бросил руль и побежал назад по трассе. Мы с недоумением стали оглядываться. Из лесу ему навстречу бросились маленькие дети, что-то кричат, показывают в чащу. Иван – туда. Мы – вдогонку. Видим – детский санаторий, малыши рассыпались по лужайке: «В овраге чужой дядя воспитательницу обижает!» Девушку Иван отбил, насильника потом судили. И на процессе все удивлялись, как водитель мчащегося по шоссе мотоцикла смог разглядеть в кустах детей.

– Так они ведь с сыном Женей – в локомотивных бригадах, – объясняет житель другого двора Сергей Поляков. – А у машинистов внимание, как у космонавтов. Другое дело, что не каждый, заметив беду, бросится грудью на амбразуру. Большинство все же прикинет и начнет размышлять, рассчитывать силы. А Иван – всегда сразу на помощь. В лучших из нас чувство справедливости – как кремень, мимо безобразия уже не пройдешь.

Добавим: и в большом, и в малом. В школе и в детском саду рассказывают: «Иван Мотов – удивительный отец и дед». Бывает, у какого-нибудь ребенка целую неделю дверь шкафчика висит на одной петле, родители не замечают. А Иван молча принесет молоток, и пока свой сын одевается, – шкафчик рядом уже отремонтирован.

На электровозе Иван Мотов – в одно лицо, его поезда – грузопассажирские. Кто знает, что значат эти слова, оценит шкалу ответственности. Об уровне мастерства свидетельствует другая «мелочь» – про скоростемерную ленту Мотова всегда говорят: «Ровная дорожка, ни ухабов, ни рывков». Знак «За безаварийный пробег на локомотиве 1000000 км» Иван Евгеньевич получил еще в 2007 году. С 2003-го его портрет висит на Доске почета в управлении ГЖД.

В кабине Мотов как влитой: надежный, правильный. Написано ехать со скоростью 49 км в час – он не прибавит, не убавит. Но если надо взять на себя решение – найдет единственно правильное. Однажды у него лопнул водяной дюрит в дизельном помещении. Представляете фонтанчик воды температурой 80 градусов? Он обожженными руками сумел, не сливая воду, замотать подручной резиной и закрепить проволокой место прорыва, но пассажирский поезд на станцию привел минута в минуту.

Как-то пол в локомотиве загорелся и машинист Мотов спас машину. Хулиганы нападали в Ильино. Он тогда водил тепловоз: ветка Ильино – Фролищи не электрифицирована. Так вот вытирает тепловоз, а они со спины насели и в лицо кулаками. Иван не растерялся, схватил щвабру и раскидал всех.

Прямо лоск!

– За тепловозом ухаживал как за живым, – рассказывает жена Лена. – Я одно «голодное» время в командировки в Москву постоянно ездила. Не раз в нашей стране такие времена бывали. Думаете, что привозила? Стиральный порошок «Лоск»! «Если на простынки порошка не жалко, неужели пожалеть на тепловоз?» – говаривал Иван.

Володарск тянется вдоль железнодорожной ветки. Дорога дает работу жителям. Среди соседей Мотовых много коллег-железнодорожников.

– Такие, как Иван, – костяк нашего депо Горький-Сортировочный, – говорит друг Мотова, машинист Вадим Базакин. – Где самая тяжелая работа, там Мотов. Груз ли опасный везти, локомотивчик ли старенький дотащить до базы ремонта без ненужных проблем... Он пенки не даст – так у нас говорят о тех, кто «со знаком качества». Знаете, бывает в доме: оставишь на поверхности варенья пенку – считай, зимой дом без сладкого. Профоргом его не раз выбирали. После взрыва в Арзамасе в «аварийную» команду от депо именно его послали. Он ведь моторист-вертолетчик. Служил в погранвойсках на Сахалине. И в быту он, считай, как пограничник. Не раз мы с ним как рыбаки и охотники попадали в природные ловушки. То днище у лодки на стремнине порвется, то льдами затрет... Иван никогда не терял присутствие духа. И сына так воспитал.

Сын Женя для Ивана – подарок судьбы. Сначала они договорились с Еленой, что у них будет один ребенок. Но, видя, как затосковал любимый после смерти отца в 1988 году, Лена сказала: «Я рожу тебе сына, назовешь его именем своего отца».

Чувствуете магию слов? В этом роду мужские имена из поколения в поколение повторяются. Даже пришедшая из чужой семьи невестка и та оказалась Еленой Евгеньевной.

Отец никогда не отбирал у Жени инструмент, не говорил: мал пока! Сам мастерит, и пацан рядом. Доверял любую технику. Как-то Иван выволок из сарая мешок со стареньким разобранным «Ковровцем»: «Соберешь – будет твой». Елена только руками всплеснула: он же еще ребенок! А ребенок сказал: «Через три недели, мама, мотоцикл будет работать». Так и случилось.

Женя закончил Нижегородский железнодорожный техникум – о другой профессии не было и речи. На последнем курсе устроился составителем вагонов на станцию Дзержинск: «Нужно все понять изнутри».

В четверг защитил диплом, а в пятницу пошел в военкомат: «Хочу отслужить, чтобы поскорее вернуться на железную дорогу».
В понедельник проводы, и он уже в Кантемировской дивизии. Диплом получать ездили отец Иван и племянница Валерия. Столько восторженных слов услышали о родном выпускнике!

Женя похож на Ивана Евгеньевича. Разве что погорячее пока. На вопрос, что для него отец, коротко ответил: «Все!» На лице заходили скулы, он повернулся и вышел.

Я помогу!

– Запах дыма мы почувствовали еще в половине третьего утра, – рассказывает Римма Щурина. – У нас с погорельцами обшие забор да рядок с кленами. Клены наш дом и спасли. Мой сын несколько раз обошел двор. Мы решили, что дымом несет из чьей-то трубы.
А в половине пятого резко полыхнуло. Из зарева слышались какие-то короткие взрывы. Горела соседская терраска, позже признали: из-за короткого замыкания в старой проводке. Я кинулась стучать к соседям. Ближние не откликнулись. Я – через дорогу. Иван крикнул: «Я помогу!» И у меня отлегло. Если идет
Иван, мы точно не сгорим. Когда Иван выбил в горящем доме дверь и его Лена вынесла оттуда трехлетнего малыша, я занялась детьми.

Пожарных вызвали Мотовы. Когда они прибыли, задняя изба – дом был на двух хозяев – почти вся выгорела. Иван забрался по пожарной лестнице и «перекусил» электропровода. Жители (женщина инвалид-колясочница, ее сестра и дочь с двумя сыновьями) успели спастись.

Гул, жар, гудит вертушка, и вдруг женский крик: «Там человеку плохо, его пожарный приподнял и голову на коленях держит!» Врач «скорой» бросилась на задний двор. Закричала подбежавшей Елене: «Носилки давай!» Та – к машине с красным крестом.

– Машина оказалась закрыта, водитель – в толпе зевак, – рассказывает Елена Мотова. – Я начала колотить кулаками по капоту. Наконец подошел, обругал меня: «...с ума сошла!» Я помогла втолкнуть носилки в машину и вцепилась в ручку двери: возьмите меня с собой в больницу! И вдруг врач открывает мне и говорит: «Поздно. Он умер».

– Иван имел добрейшую душу, – говорит хозяйка сгоревшего дома, проводница пассажирских вагонов Ирина Мокеева. – Так получилось, что он уже спасал нас много лет назад. Моя дочка еще училась в школе, и мы в тот день только что приехали на выходные из Дзержинска. Он бежит: «У вас крыша горит!» Начал тушить. Пока пожарная машина не приехала, он боролся с огнем. И вот опять... Спасибо этому замечательному человеку.

Первая запись «Локомотивное депо Горький-Сортировочный. ГЖД» в трудовой книжке Ивана Мотова датирована 1 сентября 1973 года, здесь же добавлено: «учеба в техническом училище». С ноября 1975-го по декабрь 1977-го он служил в Советской армии и 4 января 1978 года принят помощником машиниста». А 30 мая 2012 года «уволен по смерти работника». Записей в графе «сведения о работе» на порядок меньше, чем наград. Нескольких недель стажа не хватило знатному машинисту до признания его достойным уважения «за верность компании».

В Володарске, который спасал от пожара Иван Мотов, спустя два месяца после его гибели журналистом газеты «Волжская магистраль» по инициативе редакции были собраны подписи жителей под обращением к главе городской администрации с просьбой представить его к награде...

Автор: Лариса Андрюшина


Комментарии


*

Защита от автоматического сообщений

Защита от автоматических сообщений
Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОАО «Издательский дом «Гудок»