Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Боролся, искал, нашел и не сдается

Боролся, искал, нашел и не сдается

Семен Павленко, бывший начальник отдела учета и контроля пассажирских перевозок и багажа, почтовой корреспонденции управления Северо-Кавказской железной дороги

В апреле 1941-го, в свой восемнадцатый день рождения, он мечтал о мире, мечтал получить аттестат, состояться в профессии и встретить любовь... В общем, мыслил, как любой другой ученик выпуск­ного класса. Казалось, все уже определено и прописано на много лет вперед. Но за порогом школы поджидала страшная, долгая война.


Награда через сорок лет


В июне военкомат еще не призывал добровольцев, родившихся в 1923-м. Молодежь провожала на фронт самых крепких взрослых мужчин из своих городов и сел и готовилась к учебе. Мучиться над выбором профессии не было нужды, в почете была только одна «специальность» – фронтовик.


Как длинны и мучительны дороги войны, Семен Павленко узнал уже через 10 месяцев, когда их, полк необстрелянных выпускников Орджоникидзевского пехотного училища, высадили где-то у излучины реки, под Калачом-на-Дону.


На войне без отваги делать нечего. Но известно: на долю пехотинцев всегда выпадает самая черная, самая трудная в мире работа: завоевывать плацдарм и удерживаться там любой ценой, до последней капли крови, всеми силами вгрызаясь то в окаменевшую от мороза, то в раскисшую от распутицы, то в горячую, словно пепел, сухую землю.


Ее, родную, новобранцы и изрыли рвами и окопами, подготовившись держаться до конца и не пустить захватчика к Сталинграду. Прошла неделя, и фашист понял: артиллерией пехоту не сломить. И стал готовиться к наступлению: чтобы сориентироваться на местности, отправил «раму» – самолет-разведчик. Его пехотинцам было не подбить – слишком уж высоко летал. А за ним пошли танки, атаковали передний край бомбардировщики.


Горькие часы отступления по ночам, когда нужно было не только изменить дислокацию, но и хорошо укрепиться на новом месте, означали, что позиции наших все ближе и ближе к Сталинграду. Что город вот-вот может быть сдан. В начале осени 1942-го передний край нашей обороняющейся армии и сам Сталинград фашисты нещадно «утюжили» из тяжелых орудий и с воздуха. В одной из таких атак Семен был тяжело контужен и отправлен в госпиталь. Он совершенно не помнит, кто вынес его с поля боя, как доставили на санитарный корабль, транспортировавший его по Каспию... Но убежден, что контузия, хоть и подпортила здоровье, но наверняка спасла ему жизнь. Ведь из участников тех боев за оборону Сталинграда почти никто не выжил, все стояли насмерть. И это не броская метафора для красного словца.


После излечения Семен Павленко, став командиром взвода 60-й отдельной морской бригады 56-й армии, вел своих солдат в атаку в окрестностях станицы Неберджаевской. В этом районе в 1943 году проходил передовой рубеж сухопутной обороны Новороссийской военно-морской базы.


– Вдруг меня вызывает командир: мне предстояло обеспечить охрану представителей Ставки Верховного Главнокомандования. Так назывался чрезвычайный орган высшего военного управления, осуществлявший в годы Великой Отечественной войны стратегическое руководство нашими Вооруженными Силами, – вспоминает ветеран. – Через некоторое время появилась группа военных в плащ-палатках, без знаков различия. Времена для нашей армии тогда были тяжелые – кругом засели фашисты. И военачальники рисковали жизнью, появившись в самом пекле.


Семен Павленко со своими подчиненными сработал на должном уровне: несмотря на непрекращающиеся бомбежки и обстрелы, высокопоставленные военные не получили ни царапины. Приходилось бороться с атаками фашистов, искать обходные пути и не допускать даже мысли о самой возможности сдаться врагу. И только когда делегация с новым планом боевых действий успешно покинула пределы части, кто-то из начальства вдруг спросил:

– А знаешь хоть, кого ты охранял, сержант Павленко?

– Нет, – ответил Семен.

– Да это сам Жуков со своими помощниками! – сказали ему.


Оказывается, готовясь к очередному наступлению, военные из Ставки решили проверить все на месте.


Павленко был потрясен. Тот человек с пронзительным взглядом, который долго расспрашивал одного из охранявших его солдат об оказавшихся в зоне оккупации родственниках и оптимистично заключивший: «Ничего, и на нашей улице будет праздник», – и есть знаменитый маршал Жуков? Его авторитет непререкаем был уже тогда, а появление в войсках означало скорое наступление...


– Действительно, вскоре началась такая мощная артподготовка, что в воздухе стоял сплошной гул наших орудий, – рассказывает Семен Степанович. – Клочок земли метров восемьсот по флангу и метра четыре вглубь до реки Неберджайки был почти непроходимым – захватчик хорошо укрепился на берегу и вел ураганный огонь. Но немецкие траншеи вскорости стали нашими, а мы перешли на противоположный берег.


Однако долго радоваться успехам Семену Павленко не пришлось: он был тяжело ранен осколками снаряда. Санитары на лошадке с импровизированными носилками отвезли раненого на операцию. Но все изрешетившие тело железки тогда удалить не получилось – до сих пор в теле ветерана ноют шесть кусков немецкого металла. Так что приходится ему терпеть их присутствие уже почти 70 лет. Долго и муторно долечиваться пришлось в далеком Тбилиси...


И только в 1980-е Семен Степанович узнал, что за героизм и мужество он был удостоен медали «За оборону Сталинграда». Так случилось, что из-за ранений и канцелярской неразберихи Павленко потеряли из виду, чтобы найти лишь через десятилетия.


– Это моя самая памятная награда, – говорит ветеран. – У меня есть и другие, рангом повыше – ордена Красной Звезды, Отечественнной войны I и II степеней, медали. Но эту, полученную мною сорок лет спустя, я ношу с особым удовольствием.


Инновации в учете


61-я Никопольская дивизия, куда он попал после излечения, освобождала Краснодарский край, Украину, Белоруссию, Восточную Пруссию, дошла до Берлина, участвовала в освобождении Праги. Вместе с ней Семен Степанович, как поется в песне, пропахал по-пластунски пол-Европы.


И даже теперь, семь десятилетий спустя, война его не отпускает. Она без спросу врывается в сны и бередит душу наяву. До сих пор в ночных кошмарах видится бывшему солдату, что он рвется в атаку, берет вражескую траншею, стреляет. Но ноги в какой-то момент становятся ватными, и захватчика никак не догнать. Вот собирает солдат последние силы, совершает рывок, и фашисты повержены...


Что же помогло нашей стране одолеть такого грозного противника, вооруженного до зубов?


– Техническому превосходству врага мы противопоставили беспримерное мужество и твердый характер, самоотверженность и убежденность в своей правоте. Они же помогли нам полностью поднять страну из разрухи, – считает ветеран.


Такое же мужество понадобилось Семену Степановичу и в мирной жизни. Ему, инвалиду войны третьей группы, после трех ранений, шансов работать на железной дороге не оставляли. Медкомиссия не давала разрешения трудиться ни в локомотивном хозяйстве, ни в движении, ни на пути. Со специальностью тоже загвоздка – бойцу, который отправился на фронт в свои восемнадцать, получать профессию было некогда...


Но Семен Павленко не привык отступать. Нужны были люди на восстановление разрушенного управления дороги, вокзала, отделения – шел, не отказывался. Даже в восстановленном после войны здании Ростовского драмтеатра есть не один заложенный им кирпичик.


Затем выбил направление на учебу и получил диплом, как и хотел, с отрывом от производства. Центральную финансовую школу МПС Павленко окончил успешно. А окопная закалка и смекалка очень пригодились бывшему фронтовику в процессе искоренения нарушений. Со временем Семен Степанович стал настоящим асом в сфере учета и контроля пассажирских перевозок и багажа, почтовой корреспонденции и возглавил соответствующий отдел.


– Я быстро понял, что не все в этой работе делается правильно. Первым делом я изучил, как построен учет и контроль на разных дорогах нашей огромной страны. Потом долго думал, сопоставлял, изучал документы и инструкции, – говорит ветеран.


Плодом этих раздумий стала, как теперь бы сказали, инновационная технология обработки информации. Обычно каждая станция ежемесячно предоставляла в управление дороги подробный отчет о работе билетных касс. Так, по Краснодарскому отделению было 200 отчетов, по Минераловодскому – 150 и так далее. Сектор учета и отчетности просто захлебывался в бумагах.


Согласно идее Павленко, учетчики появились на каждом отделении и на местах формировали одну сводную ведомость. Таким образом, при том же количестве людей работа пошла значительно легче и быстрее.


Разумеется, как и любые другие новации, эта была воспринята некоторыми коллегами в штыки. И снова пришлось применить принцип известных литературных героев Вениамина Каверина: «Бороться, искать, найти и не сдаваться». Оттого и получил тогда Семен Степанович высшую награду железнодорожной отрасли – знак «Почетный железнодорожник».


Безупречный стаж ветерана в управлении Северо-Кавказской железной дороги составляет целых 48 лет. Недавно, в день 90-летия, его навестили бывшие коллеги по работе, за большим столом собрались дочь и сын, внуки. Годы, конечно, понемногу берут свое. Но по-прежнему в нем жива фронтовая отвага. Да и жизненная позиция не дает унывать.

Автор: Марина Флегматова


Комментарии
Gerarddwemi , 12.01.2019 02:17:54
buy cialis without prescription  
http://www.mayavanrosendaal.com  buy cialis without prescription  buy cialis without prescription  mayavanrosendaal.com


*

Защита от автоматического сообщений

Защита от автоматических сообщений


Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»