Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Группа крови на рукаве...

Группа крови на рукаве...

Игорь Серов, работник астраханского участка дистанции инженерных сооружений Приволжской дирекции инфраструктуры

На его белой рубашке – капелька крови. Кажется, она застыла на мгновение, и вот-вот потечёт по ткани вниз, прочертив тонкую ровную линию. Но нет... Остаётся неподвижной. Если присмотреться к алой капле повнимательней, увидишь равносторонний крест, расположенный в самом её центре. А над ним – белую эмалевую ленту с надписью золотом: «Почётный донор».


Вторая положительная


О том, что работник астраханского участка дистанции инженерных сооружений Приволжской дирекции инфраструктуры Игорь Серов – почётный донор, многие его коллеги даже не догадываются. Скромный мужчина о своих заслугах предпочитает не распространяться. Хотя рассказать есть о чём. На следующий год в донорской биографии Игоря наступит своеобразный юбилей: двадцать лет с момента первой сдачи крови.


– Почему я решил стать донором? – Игорь на минутку задумывается. – Не знаю. Это был какой-то душевный порыв. Просто захотелось пойти в пункт сдачи крови и оставить частичку себя в помощь людям.


Сколько Игорь сдал с тех пор литров крови и плазмы? Почётный донор счёт не ведёт.


– Я всегда старался сдавать кровь несколько раз в год, – рассказывает железнодорожник. – А вот общее число моих походов в пункты переливания крови подсчитать, пожалуй, невозможно. Чтобы стать почётным донором, необходимо сдать кровь 40 раз и более, а плазму крови – 60. Раз я это звание получил, значит порог в 60 посещений уже точно превысил.


– Скажи честно, для тебя были важны денежные выплаты? И как вообще относишься к людям, приходящим в пункты сдачи крови из корыстных побуждений? – интересуюсь я.


На этот раз мой собеседник не медлит с ответом: – Никогда не задумывался о финансовой стороне донорства. Тем более, что в Астрахани выплаты всегда были в разы меньше, чем, к примеру, в той же Москве. Сейчас и вовсе вместо денег выдают еду. Не знаю, стало ли после этого меньше желающих сдать кровь, но я убеждён: донорство должно быть бескорыстным.


Кто знает, скольким людям помогла и, возможно, спасла жизнь кровь и плазма Игоря... Его вторая группа крови с положительным резус-фактором распространена среди жителей нашей страны. И всегда есть те, кто нуждается в ней.


Я поведу тебя в музей


Существует гипотеза: по группе крови можно определить характер человека. Например, обладатели первой – прирождённые лидеры. Они уверены в себе, энергичны, напористы и оптимистичны. У них хорошо развита интуиция. Однако им присущи самолюбие и высокомерие. Люди с четвёртой группой крови – напротив, нерешительные, мягкие, они достаточно уравновешенные, но при этом склонны к мистике и загадочности.


Согласно этой типологии, Игорь Серов должен ценить комфорт, быть неконфликтным, романтичным, ориентироваться на интересы коллектива и интересоваться культурой. Соответствует ли истине данная характеристика на все сто, утверждать не берусь, но вот последний пункт применим к Игорю целиком и полностью. Уже долгие годы железнодорожник – желанный гость, добровольный помощник и «меценат» астраханского областного музея боевой славы.


– Игорь удивительный человек, – делится со мной заведующая музеем Светлана Батаева. – Он всегда готов участвовать в жизни нашего музея. В год мы организовываем более 600 экскурсий, 120 кинолекториев, до 15 передвижных и стационарных выставок и свыше 220 других мероприятий. Музейным сотрудникам не просто справиться с таким объёмом работы. Игорь помогает нам с организаторскими делами, подготовкой помещений. К тому же, он частенько делает подарки музею и помогает финансово. Такие люди – бескорыстные и по-настоящему «болеющие» за культуру – сейчас, к сожалению, редки.


Есть у Серова мечта: поисковая работа, которая позволит пополнить астраханские музеи новыми экспонатами.


– Наши степи хранят много тайн, – рассказывает Игорь. – Например, захоронения времён Степана Разина или сарматской культуры. Ещё когда был мальчишкой, мне посчастливилось найти монеты екатерининских времён. Но тогда это была случайность. Теперь же хочу заняться поиском исторических сокровищ профессионально.


Впрочем, кладоискательство для него – достаточно отдалённая перспектива. Слишком много времени и души забирает Главное Дело. Постоянный физический «напряг», с которым связаны трудовые обязанности простого работяги, многим другим показался бы чрезмерным, однако Игорь признаётся: ему это только в радость. Так уж вышло, он сменил много профессий, но «нашёл себя» только на железной дороге.


Смертный бой не ради славы...


Правду сказать, свой вклад в развитие музейных фондов Игорь уже внёс. В музее боевой славы есть зал, посвящённый солдатам и офицерам афганской и чеченских войн. В нём – личные вещи, награды, документы и фотографии воинов-астраханцев.


В большом помещении этого зала я без особого труда нахожу часть экспозиции, посвящённую Игорю Серову. Под начищенным до блеска стеклом, рядом с фотографией железнодорожника, хранятся его нагрудные знаки «За службу на Кавказе» и «За службу России», удостоверение участника боевых действий и жетон «смертника» – на таких выбивается личный номер солдата.


Да, в 2003 году Игорь стал участником контртеррористической операции в Чечне, как это звучало в официальных сводках. В ту пору по стране прокатилась волна терактов. Взрывы на рок-фестивале «Крылья» и у гостиницы «Националь», подрыв военного госпиталя в Моздоке, теракт с использованием смертников в электричке Кисловодск – Минводы... Для борьбы с террористами в Чечню направлялись не только федеральные войска, но и милицейские подразделения. Игорь на тот момент был сотрудником патрульно-постовой службы, и его вместе с коллегами на полгода отправили туда, под Грозный, в самое военное пекло.


Что такое война, Игорю объяснять было не нужно. Ещё за десять лет до того, в 1993-м, он проходил армейскую службу на границе с Ингушетией. В то время, за год до начала Первой чеченской, в новообразованной республике Ингушетия было неспокойно: «шалили» боевики, звучали выстрелы. На границе солдаты жили в постоянном напряжении: в любую минуту могла начаться стрельба. После демобилизации Игорь ещё долго не мог спокойно спать ночами.


– Ты же ярый противник войны. Почему не отказался ехать в Грозный? – недоумеваю я.


– За любой мир нужно бороться, – отвечает Игорь – И не только за мир. За себя нужно бороться, за других. Поэтому и поехал. К сожалению, зачастую к миру можно придти только через войну.


О чеченской кампании Игорь говорит неохотно. Да, воевал. Да, видел боевиков вот так же близко, как женщину, что сидит сейчас напротив нас на скамейке. Да, каждый из тех 180 дней мог стать последним. Но за время чеченских войн тысячи российских мужчин находились в аналогичной ситуации. Так зачем же собственные переживания муссировать?


– Глупая была война, – вздыхает Игорь, – слишком много крови и смертей...


– Ты отдал в музей всё, что связывает тебя с войной, чтобы не вспоминать о ней?


– Нет. Просто хочу, чтобы о ней не забыли другие, и чтобы она никогда не повторилась.

Автор: Ирина Соколова


Форум для отзывов 24 не существует.



Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»