Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Байка о наколеннике

Байка о наколеннике

Иван Радица , осмотрщик парка «А» станции Челябинск-Главный

Только за первый год работы Иван Радица выявил более 30 дефектов в тележке вагона, каждый из которых угрожал безопасности движения. На Южно-Уральской железной дороге это стало абсолютным рекордом.


– У меня не совсем обычная фамилия – Радица, – говорит Иван Алексеевич, встретив нас у дверей учебного класса. – Только ударение надо делать на первый слог. Мои предки родом с Западной Украины, что на границе с Молдавией, фамилия как раз молдавская.


У осмотрщика смуглая кожа, глаза с лёгким прищуром. Взгляд немного усталый – Иван Алексеевич только что отработал ночную смену. С лица не сходит добродушная улыбка.


Мы проходим в учебный класс. Повсюду расставлены макеты, изображающие те или иные неполадки, которые могут возникнуть в тележке вагона. Вот боковая рама, рядом колесо, автосцепка, букса…


– Ведь они здесь не зря – нам постоянно требуется освежать память, – говорит мой собеседник, проходя мимо. – Не секрет, что самые грубые и глупые ошибки допускают либо «зелёные» новички, либо суперпрофессионалы, которые считают себя непогрешимыми.


– А вы ошибки допускаете? – спрашиваю я.


– Пока что не допускал. Но это потому, что, несмотря на опыт, я не стесняюсь спрашивать, советоваться с коллегами, – объясняет он. – Вы поймите, любая ошибка здесь стоит слишком дорого. Я уж не говорю про человеческие жизни, стоящие на кону у «пассажирников». Как вы думаете, каково себя ощущать, когда ты понимаешь, что от твоих действий напрямую зависит, доедет ли вагон в пункт назначения или нет? Как минимум волнуешься, не правда ли?


Иван Радица признаётся, что с детства мечтал трудиться на железной дороге. Но, как и многие мальчишки, он видел себя за управлением огромного локомотива. Семья жила в Казахстане – в конце 50-х годов прошлого века родители Ивана приехали разрабатывать целину. Дом стоял неподалёку от железнодорожного полотна. Каждый день мимо проходили многотонные составы. Осмотрщик говорит, что с детства помнит запахи и звуки железной дороги.


После девятого класса мальчик пошёл учиться на помощника машиниста. Но не доучился. Подробности той истории не раскрывает, мол, ушёл по семейным обстоятельствам.


Позже женился и перебрался из Петропавловска в Челябинск. В семье супруги практически все трудятся на железной дороге. Большинство мужчин – осмотрщики.


– Решил опять попробовать себя на железной дороге, – продолжает Иван Алексеевич. – Изначально пришёл на работу в вагонное ремонтное депо Челябинск слесарем. Но вскоре мне предложили выучиться в Златоустовской технической школе на осмотрщика.


Позже последовали четыре года работы в ВЧД-1, ну а затем Радица перевёлся в парк «А». Не прошло и нескольких месяцев, как он начал демонстрировать самый высокий процент выявления. К примеру, только с начала этого года зарегистрировано 13 подтверждённых неисправностей.


– Таких показателей не было давно, – считает вагонный мастер Андрей Катаев. – К примеру, некоторые из наших работников за год выявляют максимум по два излома боковых рам. А у Радицы – 13 за полгода! Это говорит об исключительной добросовестности, о том, что ему небезразлична безопасность движения. Такой серьёзный подход к делу в настоящее время большая редкость.


Сам Радица сравнивает себя с детективом: ведь каждую неисправность, каждый дефект надо скрупулёзно выслеживать.


– Поиск потенциальной проблемы напоминает игру, – говорит он. – В ремонтном депо мы не только находили неисправности, но и сами их устраняли. Поэтому мне известны причинно-следственные связи. Сломалась одна деталь, значит, следует проверить и другую, связанную с первой. Увидел мелкую зазубрину – очистил поверхность, посмотрел. Если заметил «раковину», значит, внутри шлак – появилось подозрение на литьевой дефект. Причём я осматриваю даже те детали, которые почти 100% окажутся целыми. Зачастую увидеть всё и сразу мешает пыль, мазут, шлак… Приходится очищать.


Иван Алексеевич начинает демонстрировать возможные поломки прямо на стендах. Взгляд оживляется, ночной сонливости как не бывало.


– Особый упор на радиус R-55, где и происходит излом боковой рамы, – осмотрщик подходит к соответствующему стенду. – Для выявления мы используем специальную штангу с зеркальцем на конце.


Рассказывая о Радице, его руководители упомянули о необычном методе работы железнодорожника. Мол, перед каждым вагоном тот встаёт на колени.


– Дело в том, что в процессе осмотра каждому из нас приходится не раз и не два гнуть спину, – комментирует он. – Мне удобнее было не приседать, а вставать на колено. Особенно когда выпадает снег – просвет под вагоном меньше, поэтому угол обзора существенно сокращается. Вот и решил купить себе наколенники. Коллеги это увидели и очень удивились. Отсюда и пошла байка о том, что Радица встаёт перед вагоном на колени.


Байка или нет, однако именно природные скрупулёзность и дотошность Ивана Алексеевича уже не раз позволяли ему выявлять такие трещины, которые могли привести к необратимым последствиям. Один из таких случаев произошёл в марте этого года.


– Отлично помню, что работал в четвёртой бригаде, – вспоминает мой собеседник. – Это был хвостовой вагон, а точнее, боковая рама №1291, произведённая в Украине в 2008 году. И тут на второй колёсной паре я обнаруживаю трещину в радиусе 1-1 – чёткий ромбовидный разрыв. Мне сложно говорить, какие могли бы быть последствия. Тем не менее, если бы произошёл перегруз или сломался бы рессорный комплект, то вагон сошёл бы однозначно. А вместе с ним, быть может, и другие. Вагон вовремя отцепили.


Кстати, по наблюдениям осмотрщика, чаще всего трещины появляются именно в украинских боковых рамах. Особенно во временном промежутке производства с 2007 по 2011 годы. Немало проблем и у Алтайвагонзавода. Причём в последнем случае трещины образовываются в практически новой продукции.


Внимательность Радицы особо поражает, если учесть, что на каждый состав бригадам выделяется порядка 20 минут. В среднем на каждого из осмотрщиков приходится по 16 вагонов. А в ночные смены работа осложняется ещё больше. Между тремя и пятью часами ночи недостаток внимания ощущается особенно остро.


Стараемся чаще ходить, этим и перебиваем сон, – говорит осмотрщик. – Всего за смену мы осматриваем в среднем по 30 составов. Кто-то скажет, что у меня работа монотонная. Но многое зависит от того, как к этому относиться. Когда я в очередной раз выхожу из «конторы» на улицу, мной овладевает необычайный азарт. Хоть зарубки ставь, представляя, что каждая трещина – это очередной драгоценный трофей.


Кстати, азарт проявляется и в его главном хобби – рыбалке. В поисках рыбных мест он может уезжать за сотни километров от дома. Самая желанная добыча – карась.


Осмотрщик воспитывает двух дочерей, 11-ти и четырёх лет. Старшая уже решила, что, как и родители, будет работать именно на ЮУЖД.


По приблизительным подсчётам Ивана Алексеевича, за год работы в парке «А» он выявил порядка 30 дефектов и трещин. Именно такой результат даёт жизнь той самой байке об осмотрщике, который становится перед вагоном на колени.

Автор: Александр Кичигин


Форум для отзывов 24 не существует.



Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»