Смоленские сражения Восточно-Сибирский путь

Смоленские сражения

Лариса Дудникова, дежурная по переезду

Дежурная по переезду Лариса Дудникова в 2014 году предотвратила два схода вагонов.

Перекрёсток двух дорог в Смоленщине, что на перегоне Кая – Гончарово, место бойкое. Каждые десять минут здесь проходит состав, а за сутки железнодорожный переезд пропускает до 25 тысяч автомобилей.

Пять дежурных работают на этом напряжённом переезде, оборудованном всеми современными техническими средствами: светофорами, упорно-запорными плитами, автоматическими шлагбаумами. Но даже современные техсредства не могут заменить внимательного и профессионального взгляда железнодорожных смотрителей, обеспечивающих безопасность перевозочного процесса.

– В Смоленщине трудятся действительно одни из самых опытных дежурных по переездам на отрезке пути, контролируемом дистанцией пути Иркутск-сортировочный, – уверяет распорядитель работ десятого участка этого путевого хозяйства Татьяна Новикова. – Вот и Лариса Дудникова, чьей зоркости позавидует любой профессионал, конечно, из таковых.

А движение здесь такое, что не уступает по количеству автомобилей многочисленным пробкам в областном центре.

Тормоза в голове, а нога на газе
Лариса за годы работы на смоленском переезде давно уяснила, что многие автомобилисты, решившие рискнуть своей и жизнями своих пассажиров перед носом проходящего поезда, входят «в ступор». У них начисто вылетает из головы элементарное чувство самосохранения. Некоторые из них, несмотря на водительский опыт, просто теряются. Вот в таких случаях спасти незадачливого бедолагу могут работающие на переезде.

Именно из этого разряда стал случай, произошедший в полдень 15 мая текущего года. Эвакуатор, загруженный досками (скорее всего какой-то садовод уговорил по дешёвке подбросить стройматериалы), пересекая стальную колею, вдруг остановился.

– У меня мозг мгновенно сработал как автомат, – вспоминает Лариса. – Знала, что скоро из-за крутяка вынырнит грузовой поезд, и тогда, если потерять драгоценные секунды, схода не избежать, – она кивает на еле пробивающую через клочки первого майского утреннего тумана кривую, коварно выскакивающую из-под сопки. – Нажала на красный, и стала звонить машинисту приближающего состава. Он как раз на этой кривой, применив экстренное торможение, и остановился.

Конечно, все аварийные ситуации на этом переезде «под одну гребёнку» не подведёшь, все они разные. Но сходятся в одном: нужно быстро и решительно, согласно инструкциям, принимать решение.

Так было и 30 января 2014 года. Угловым зрением Дудникова заметила, как несущийся «на всех парах» почтово-багажный состав сбил волочившимся по рельсам рукавом планку нижней негабаритности. В голове мгновенно созрело решение: остановить почтово-багажный! А так шланг при движении мог застрять в том же стрелочном переводе...

То было не первое, и, как оказалось, не последнее «сражение», выигранное Ларисой на смоленском направлении. В прошлом году ночью она остановила поезд с горящей в последнем вагоне буксой. Могла пропустить по недостатку внимания? Ни за что! Она человек профессиональной чести, долгие годы отдававшая свои знания и силы железной дороге.

«Баранки» от Ларисы
– Проблем с Ларисой у нас нет, она безупречно выполняет, – выносит вердикт её руководитель, дорожный мастер десятого линейного участка дистанции пути Иркутск-сортировочный Алексей Антуфьев. – Огромный опыт у неё, душой болеет за дело. Хотя её путь к должности дежурной по переезду нельзя назвать простым, так сказать, однолинейным.

– Лариса у нас добрая, ценит шутку, без которой немыслима наша работа, – уверяет ученица Дудниковой Елена Коровина, сменившая её с ночной смены, также, кстати, имеющая на своём счету победы по предотвращению столкновений на смоленском переезде.

Дудникова часто и, как может показаться со стороны, бесполезно сотрясает воздух перед шофернёй, которая норовит ради выигрыша минуты-другой, шмыгануть через путь перед проходящим поездом.

– Меня аж трясёт от них, – простодушно возмущается Лариса. – Особенно мы горюшка хватили, когда междугородние автобусы водили представители Средней Азии. По-русски они...Какие у них могли быть знания не то что по пересечению железнодорожных переездов, но и правил дорожного движения? Но вот где-то год назад местные власти отказались от их услуг».

Нелишне напомнить, что благодаря таким подвижницам, как Дудникова, на ВСЖД в последние годы статистика не пополнилась печальными фактами столкновений на переездах муниципального общественного транспорта с поездами.

Хотя на бойком переезде проблем, конечно, хватает и сегодня. «Достают», к примеру, КамАЗы. Габариты, что ли, подталкивают их на нарушение всех мыслимых и немыслимых правил. Причём сотрудники ГИБДД обыкновенно с олимпийским спокойствием взирают на нарушителей, а часто просто проезжают мимо.

– Хоть раз в месяц проводили бы здесь какую-нибудь профилактическую работу, желательно в форме рейдов, – говорит Лариса.

И гранит науки за свой счёт
Ларису, считающую себя чистокровной украинкой, жизнь, прямо говоря, помотала по полной программе. Ещё дед её, Василий Перехрест, возглавлял приметную станцию Сотники на Одесской дороге. Прикоснулись к работе на железной дороге и мама, Раиса Гейдан, и отец, Анатолий Житомир. Первая трудилась дежурной по переезду уже на Восточно-Сибирской, а родитель, выходец с Западной Украины, прикоснулся к работе путейца, даже казённый железнодорожный дом с огородиком впридачу получил в бытность бригадиром.

Семья вроде бы крепко и надёжно осела на станции Корсунь, но с первых же школьных лет у первенца родителей, Лариски, возникли проблемы с учёбой. Девочка она была сообразительная и востроглазая, но вот на уроки в русскоязычную школу, а именно только там, по родительскому уговору, дожна была учиться их дочка, ей приходилось добираться на электричке. На уроки опаздывала, а домой добиралась уже в сумерках. Но училась на одни пятёрки.

В семидесятые годы, отец, поддавшийся уговору заработать большие по советским временам деньги, оказался в Мамско-Чуйском районе Иркутской области, на ГОКе «Мамслюда». Деньги-то он заработал, даже купил дом с обязательным для семьи огородиком на станции Иркутск-Сортировочный, только жена его загрустила по родной Украине. И семья вновь перебралась туда. Так они метались между двумя тогда союзными республиками, пока отец не получил твёрдое рабочее место на ИркКАЗе. С благоустроенной квартирой в придачу.

Лариса закончила школу в Шелехове твёрдой хорошисткой, а вот при поступлении в тогдашний ИрИИТ чуть недобрала баллов на престижный факультет «Управление перевозочным процессом». Взяли её только на вечернее, а при его закрытии – на заочное отделение. Мотаться туда-сюда было трудно, и Лариса, как она сейчас говорит, «по молодости и глупости» бросила институт. Но родительский железнодорожный «код» остался у неё навсегда. Она более десяти лет трудилась дежурной на станции Гончарово. Успела поработать и проводником, в том числе на легендарном теперь «Байкале», но силёнок по возрасту уже не хватало. И вот когда её трудовая биография клонилась к закату, с огромным трудом устроилась дежурной по переезду, как ей тогда казалось, на спокойное место, и к ней как бы второе дыхание пришло. Несколько лет назад тогдашний начальник дистанции пути Иркутск-Сортировочный Михаил Белобородов (ныне начальник службы пути Восточно-Сибирской дирекции инфраструктуры) спросил:

– Ты что у нас не учишься?

– Да вроде возраст у меня не тот, – пыталась отбиться дежурная.

– Не мудри, поступай, лично проверю, как ты выполняешь приказ, – полушутливо поставил точку Белобородов.

Ныне Лариса Дудникова – студентка пятого курса ИрГУПСа всё того же факультета управления перевозочным процессом. Причём грызёт гранит науки за собственный счёт.
Автор: Александр Филиппов

ПАРТНЕРЫ

«Миллениум Банк» (ЗАО)
Дорпрофжел на Дальневосточной железной дороге
Дорпрофжел на Южно-Уральской железной дороге
Приволжская железная дорога - филиал ОАО "РЖД"