Двое суток огненной вахты Волжская магистраль

Двое суток огненной вахты

Сергей Козлов, сварщик

Когда смотришь фото- и видеоматериалы с аварии, случившейся 5 февраля в Нововятске, уже становится жутко

Когда смотришь фото- и видеоматериалы с аварии, случившейся 5 февраля в Нововятске, уже становится жутко: вставшие снопом цистерны, увенчанные многометровым языком пламени, и люди, которые пытаются усмирить эту стихию...
– А вот и наш Серёга, – указывает на картинку монитора Сергей Фокин, снимавший всё происходившее тогда на подходе к станции Поздино. – Видите, сцепку режет.

На лезвии бритвы
Ранним утром, когда на мобилу пришёл «тревожный» звонок, Козлов как раз заканчивал бриться.
– Ау, ау, ау! Я тебя всё равно найду! – обещал в трубке «Ляпис Трубецкой».
Не лишённый чувства юмора Сергей на «самый пожарный случай» поставил вот такую «побудку». Подумал тогда: «А что меня искать? Вот он – я. Бегом до базы восстановительного поезда – минут пять будет. А на машине?»
«Кореец» на почти тридцатиградусном морозе завёлся с полуоборота. Ещё через пару минут он – у ворот базы, где стоит уже пыхтящий дизелем «Урал» – аварийная «летучка». Штатная дюжина восстановителей забралась в пока ещё холодный кунг, и машина рванула в сторону станции Поздино.
Остановились на ближайшем к месту происшествия железнодорожном переезде. Чуть поодаль – мощное зарево, дым. На глаз – до всего этого около 200 – 300 метров. Надо определяться с порядком дальнейших действий.
В разведку уходят Вячеслав Ленков и Роман Рябов. Оставшиеся рядом с «летучкой» тоже не сидят без дела – ищут оптимальный маршрут. Ведь всю свою технику, оборудование надо «подтянуть» как можно ближе.  
– Задачу нам поставили такую: разрезать автосцепки, – рассказывает Сергей. – Те цистерны, которые ещё стоят на пути, будут оттаскивать локомотивами. Которые нельзя увести – сталкивать под откос. Чтобы не мешали подобраться поближе к эпицентру пожара. Просили быть осторожными – всё-таки газовый конденсат. Очень просили...
Газорезку – в руки, шланги ребята размотали, баллоны на себя взгромоздили. Пошли работать.
– Когда первую сцепку резал, мандраж цеплял сильно, – признаётся Козлов. – Потом стропы заводили, ругались страшно. Поди разберись – где концы протащить: то трапы мешают, то лестницы. А потом, ничего, успокоились, вспомнили, чему учили, освоились. И пошло дело.
А Сергей, по обстоятельствам, в нём – «коренником». Обвязали его за пояс фалом, зажигалками помогали, чтобы горелку зажечь.
– Не бойся, Серёга! Мы же рядом, – подбадривали.
А тот уже в раж вошёл. Не бросается сходу на сцепку, уже прикидывает, как сделать, чтобы побыстрее вышло. Тут уже не до собственных ощущений.
– Понимаешь, конечно, что опасно, – не скрывает Серёжа. – Бочка клокочет, вибрация чувствуется. А дело делать всё равно надо. Если разнесёт её взрывом, люди-то – рядом. Вон – перед ближайшими к полотну домами пожарные водяную завесу ставят. Так просто, что ли?
Время от времени работа прерывалась. Пожарные командиры просили свернуться и покинуть на время место работ. Потом снова команда – пошли! Вот и метались туда-сюда. Шесть сцепок разрезал Козлов, пока приблизились к тому «снопу» сгрудившихся цистерн.
– Зрелище не для слабонервных, – спокойно рассказывает наш герой. – Туда уже и восстановительные поезда пошли, тракторы – пытались разорвать эту «горку» и тягачами, и тепловозами. Не получалось. Взорвались они потом.

Немного уставшие
На часы не смотрели. Работали столько, сколько было нужно. Когда поступила команда «отбой», поехали на базу. Там встречают с пониманием. Знают, что за это время было сделано. Даже шутить пытались: вы что это, ребята, такие грустные? Отвечали: мы – не грустные. Просто немного уставшие. Устанешь тут. Почти двое суток в огненном аду.
Включил он свой сотовый. Мама родная – там десятки пропущенных звонков и sms-сообщений. Сестра звонила из Находки, друзья, родственники, жена...
– Она у меня очень хорошая. Столько вытерпеть за эти дни, точно зная, где я. Но не ведая – как, – жалеет он. – А я и говорю: вот, пришлось поработать немного.
Сколько это – «немного», можно было представить, видя и слыша экстренные выпуски новостей. События в Поздине тогда были их главной темой.
Сегодня, по прошествии нескольких месяцев, он уже может оценить масштабы того события и представить возможные последствия.
– Эта авария, наверное, стоила много миллионов, – без всякого пафоса рассуждает Козлов. – Было бы ещё больше, если бы мы там не были... И сработали грамотно. Главное – без пострадавших. Берегли нас командиры. Это точно. Был там, как мне сказали, главный по кадрам на дороге. Да, Тюрников!
Толковый!.. Так что, грустить особо не надо.

Кто как думает...
Во время осеннего комиссионного осмотра начальник дороги встречался в том числе и с работниками железнодорожного узла Киров. Рассказал о той ситуации, которая сложилась сегодня на ГЖД и сети в целом, какие перспективы дальнейшей работы. Вспомнил и о февральских событиях.
– Нам всем следует гордиться, что рядом с нами работают настоящие герои, работавшие на ликвидации аварии в Поздине, – заявил Анатолий Лесун.
Когда собрание закончилось, спускаясь вниз по лестнице, Козлов сообщил, как всегда, широко улыбаясь: «А мне почётного дали...»
– Не дали, Сергей. Заслужил!
– Вы так думаете?
А вы как думаете?

Автор: Николай Кожин

ПАРТНЕРЫ

«Миллениум Банк» (ЗАО)
Дорпрофжел на Дальневосточной железной дороге
Дорпрофжел на Южно-Уральской железной дороге
Приволжская железная дорога - филиал ОАО "РЖД"