ГОЛОСУЙ
(Голосов: 1)
Огненные светлячки Волжская магистраль

Огненные светлячки

Любовь Вакарчук, дежурная по переезду Дзержинской дистанции пути

Дежурная по переезду остановила скоростной поезд и предотвратила его возможный сход.

ПОСТ, НА КОТОРОМ ТРУДИТСЯ ДЕЖУРНАЯ ПО ПЕРЕЕЗДУ 285 КМ ЛЮБОВЬ ВАКАРЧУК, НАПОМИНАЕТ НАСТОЯЩИЙ БОТАНИЧЕСКИЙ САД. БОЛЬШИЕ ОКНА, МНОГО СВЕТА, ВОЗДУХА И ЗЕЛЕНИ. ХВОЩ, ВЬЮНКИ, ФИАЛКИ, ФУКСИЯ, ПАЛЬМА, ФИКУС, МОЛОЧАЙ… ПОЧТИ ВСЁ ЭТО ЖИВОЕ ВЕЛИКОЛЕПИЕ ЗАБОТЛИВО ВЫРАЩЕНО РУКАМИ ЖЕНЩИНЫ, О КОТОРОЙ МЫ ОБЕЩАЛИ РАССКАЗАТЬ ЧИТАТЕЛЯМ В ОДНОМ ИЗ ПРОШЛЫХ НОМЕРОВ ГАЗЕТЫ. ПОСКОЛЬКУ ТЕМА НАШЕГО РАССКАЗА – САМАЯ ВАЖНАЯ ДЛЯ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ.

ВАЖНОЕ ДЕЛО
Захожу в кабинет. Ровные ряды столов, словно парты в школе. И ученики, только старше. Среди десятков пар внимательных глаз вижу её, карие, с паутинкой весёлых морщинок. Но сама она – вся серьёзность и сосредоточенность.

– Некоторые из присутствующих не готовы отреагировать чётко при выполнении этой задачи. Первое, что вы начинаете делать, – долго думать: звонить или не звонить… – выступает перед аудиторией заместитель начальника ПЧ Дзержинск по текущему содержанию пути Дмитрий Руло.

Сегодня в дистанции у дежурных по переезду день технической учёбы. Главная тема – безопасность движения. Впрочем, как всегда.

– Так и должно быть, – рассуждает Любовь Вакарчук. – На рабочем месте у меня перед глазами плакат: «Дежурный, помни, что от твоих действий зависит жизнь и здоровье людей». Я считаю, помнить это особенно важно на нашем, скоростном участке.

Каждый месяц Любовь Вакарчук, как и остальные дежурные дистанции, приезжает в Дзержинск на техучёбу, чтобы освежить знания, почерпнуть что-то новое. Сегодня, например, говорили о правильном расположении резинокордового настила, обсудили последнее ДТП на одном из переездов Горьковской железной дороги. Повторили и виды неисправностей пути. Я прошу прощения у своей собеседницы за то, что отвлекаю от важного дела, однако причина уважительная.

КАК СПАСТИ «СТРИЖ»
Этот случай произошёл в первый день апреля на перегоне Ковров – Сарыево. В то туманное утро на переезде 285 км смена Любови Вакарчук началась в обычном режиме, или как говорят на дороге, в штатном. Глубоко вдыхая прохладный, напитанный влагой воздух, дежурная по переезду ожидала скоростной поезд. В 7:55 он появился на приближении. «Стриж» двигался со стороны Нижнего Новгорода на Ковров. Перед глазами промелькнула голова состава, показался первый вагон, и вдруг огненными светлячками в сторону взметнулся столп искр. Ещё несколько секунд, тянувшихся невыносимо долго, Любовь Вакарчук пристально следила за движением скоростного, вглядываясь в другие вагоны и ходовую часть, пока поезд полностью не прошёл перед её глазами. Прежде чем открыть переезд, она с волнением говорила с ДСП станции Сарыево Светланой Дергач:

– Свет, семьсот первый прошёл. Искрит вторая колёсная пара в первом вагоне.

Дежурная по железнодорожной станции отреагировала сдержанно, и Любовь Вакарчук добавила на всякий случай: «Искрит сильно!» Пока информацию о случившемся передавала диспетчеру Дзержинской дистанции пути и в ПТО Ковров, железнодорожница всё думала: «Я остановила скоростной поезд, за это могут и наказать, если неисправность не подтвердится». А потом сняла рацию и прислушивалась к голосам диспетчера и машиниста, пока последний не подтвердил, что поезд остановили не без причины. Задребезжал телефон.

– Здравствуйте, Алексей Евгеньевич, – поздоровалась она с начальником Дзержинской дистанции пути Алексеем Корбаном и услышала неожиданное для себя: «Спасибо за проявленную бдительность и вашу работу».
С этими словами улеглись последние сомнения дежурной по переезду: всё сделала правильно. И ведь больше чем благодарность руководителя ничего не надо. «Буду стараться!».

Вспоминая о произошедшем, сегодня Любовь Вакарчук подчёркивает:

– До этого случая за всё время моей работы на переезде с 2009 года я никогда не видела искрения на скоростных поездах. Два года у нас ходил «Сапсан», потом появились «Стрижи» и «Ласточки». Никогда подобного не случалось. Самое большое – не горят буферные или прожекторный огни, а зимой отколовшийся от состава лёд может сломать планку нижней негабаритности. Но ведь это не так страшно.

– Она честно выполнила свои должностные обязанности и предотвратила возникновение более опасной ситуации, – делится своим мнением Дмитрий Руло. – Самое главное – не испугалась и быстро отреагировала.
Инженер по подготовке кадров ПЧ Дзержинск Ольга Волкова добавляет:

– По данному случаю можно смело судить, что Любовь Николаевна – действительно ответственный человек. От дежурных по переезду зависит не только безопасное движение поездов, автотранспорта, но и жизни людей, пассажиров.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ЖИЗНИ
На магистраль Любовь Вакарчук привела случайность. Так сложились обстоятельства жизни. Родившаяся и выросшая в Вязниковском районе Владимирской области, недалеко от станции Сарыево, она, как и многие жители посёлка, устроилась в ОАО «Вязниковский леспромхоз». В то время это был большой лесоперерабатывающий комплекс, кормивший немало людей. Трудилась сначала бухгалтером, а затем совмещала основную работу ещё и с должностью заведующей ГСМ. С утра выходила в гараж, а после обеда занималась бухгалтерией. А потом для предприятия наступили непростые времена. К тому моменту в Сарыево должен был вновь открыться железнодорожный переезд, на который и упал взор его будущей дежурной.

– Я решила попробовать, – рассказывает Любовь Вакарчук. – Это рядом с домом, к тому же железная дорога – государственная структура, здесь спокойно, мы защищены. Сегодня я держу кулачки, чтобы доработать до пенсии без замечаний.

В Коврове трудится оператором ПТО дочь нашей героини, Марина Илюхина. Устроиться на магистраль её подтолкнула мама. По профессии Марина технолог машиностроения. Поработала по специальности около года и затем ушла с завода. Как это у молодёжи бывает: тут попробовала, там попробовала.

– Надо идти на железную дорогу. Стабильность, график. Пойдёшь? – советовала обеспокоенная родительница.

На счастье, дочь согласилась и сейчас вполне довольна своим выбором. Хотя поначалу было тяжело, ведь девушка пришла на магистраль со стороны, так же как и когда-то мама…

ПОД ЗАВЕСОЙ ТАЙНЫ
Любовь Вакарчук сидела за партой и усердно старалась записывать слово в слово лекции, начитываемые будущим дежурным по переездам, но мало что понимала. Термины, которыми оперировал преподаватель из Алатырского техникума железнодорожного транспорта Александр Фёдоров, оставались для неё загадкой вплоть до первого дня практики. Именно на 313 км в Вязниках завеса тайны стала приподниматься для прилежной ученицы.

– Нам говорили: записываем габариты планки или устройства полотна, а я даже не понимала, о чем идёт речь. В процессе практики же всё связалось воедино.

Потом был первый год работы, первый мастер. Строгий и очень грамотный Сергей Ефремов. Как признаётся моя собеседница, многому он научил своих подчинённых, привил им необходимые профессиональные качества, подсказывал, контролировал. Часто за помощью она обращалась к дежурной по станции Сарыево Елене Ельцовой, с которой трудится плечом к плечу вот уже восемь лет.

– Свет не горит на столбах! – говорила Любовь Вакарчук.

– Не столбы, а ригели контактной сети, – поправляла Елена Ельцова новенькую дежурную по переезду.

Знать ей по должности полагается, действительно, очень много. Спрашивали с дежурных часто приезжавшие на обновлённый переезд ревизоры, как с путейцев.

– На первых порах было очень много внимания к нам, много ревизорских АЧек, – рассказывает Любовь Вакарчук. – Я встречала комиссии ЦРБ не раз, это такое напряжение. Смена в восемь, до работы пятнадцать минут пешком, а я встаю в половине пятого. Не спится, готовлюсь. Вопросы всегда задают каверзные. Не хочется ударить лицом в грязь, а теории много. Только неисправностей стрелочного перевода – десять. Устройства пути, зазоры, стыки, косая, кривая... Ревизор вправе задать любой вопрос. Однажды меня спросили, сколько должно быть направляющих столбиков на переезде. В инструкции об этом прямо не написано, только как они расположены. Я растерялась, а ведь их можно было логически высчитать самой.

И, помолчав, моя собеседница добавляет:

– Когда меня взяли на железную дорогу, я с гордостью это восприняла, почувствовала на себе большую ответственность. Мы встречаем, досматриваем поезда, пропускаем машины. Можно сказать, командуем движением, значит, от нас многое зависит.

– Успела ли магистраль стать для вас родной? – спрашиваю напоследок, а в ответ слышу трогательное:

– Да. Моя железная дорога… Мы, как путейцы, – истоки магистрали. Дорога начинается с нас.
Автор: Алёна Зудина