ГОЛОСУЙ
(Нет голосов)
Чутьё не подвело Железнодорожник Поволжья

Чутьё не подвело

Валерий Бобунов, машинист эксплуатационного депо Анисовка

Грамотные действия машиниста Валеря Бобунова позволили избежать взрыва газа на перегоне.

Песня гениального сыщика из «Бременских музыкантов» как нельзя лучше характеризует машиниста эксплуатационного депо Анисовка Валерия Бобунова. Его глаза «как у орла» неоднократно выявляли неисправности в пути следования, а «нюх» и вовсе заслуживает отдельной истории. Особенно в свете недавнего события, произошедшего на перегоне Лозиновский – Кобзаревский.

Запахло неладным
В тот день, 9 апреля, машинист Валерий Бобунов вместе с помощником Александром Моталевым совершали вторую совместную поездку в кабине тепловоза 2ТЭ116У. За спиной – тяжеловес-«восьмитысячник», в составе которого были цистерны с пропаном и вагоны с сыпучим строительным грузом.

– После Красного Кута ехали по однопутному не-электрифицированному участку Лозиновский – Кобзаревский в сторону станции Анисовка, – вспоминает машинист. – На часах – начало девятого по Москве. В районе 10-го пикета 966-го километра мы с помощником почувствовали резкий запах газа, который быстро заполнил всю кабину. Стало тяжело дышать.

Закупорив форточки, машинист решил не останавливать состав, а проследовать опасный участок на полном ходу. По словам Валерия Михайловича, плавно сбрасывать позиции или применять экстренное торможение в данной ситуации было нельзя. Любая искра, возникшая в результате продольно-динамических реакций в составе поезда, могла вызвать взрыв голубого топлива. 

Преодолев опасный участок пути, машинист доложил о случившемся поездному диспетчеру, а тот в свою очередь – дежурному по станции Красный Кут. 

– Первым делом проинформировали машинистов других поездов, приближающихся к данному участку, – рассказывает начальник станции Красный Кут Александр Дягель. – В тот момент к станции подходил пассажирский состав № 85, следующий из Махачкалы в Москву. Он должен был проследовать по перегону Лозиновский – Кобзаревский вскоре после грузового состава.

Из-за сильного запаха газа на перегоне пассажирский поезд простоял в Красном Куте полтора часа вместо нескольких минут, предусмотренных графиком. Всё это время на 966-м километре работали специалисты газовой службы, которые не выявили ничего криминального. После того как запах развеялся, пассажирский поезд отправился дальше по маршруту следования.

– Что было потом, не знаю, – признаётся машинист. – По возвращении в депо я сделал запись в книге замечаний и поехал домой.  

Позже Валерию Бобунову сообщили, что его действия в нестандартной ситуации получили высокую оценку начальника Приволжской железной дороги Сергея Альмеева и главного ревизора по безопасности движения поездов Владимира Лоещука. Они знают, к каким последствиям может привести утечка газа на перегоне, поэтому, помимо устной благодарности, распорядились поощрить локомотивщика материально.  

Эту историю лучше не повторять... 

Почувствовав запах газа в кабине тепловоза, Валерий Бобунов вспомнил трагедию, подробно описанную в учебниках. 

– Нам про неё рассказывали на технических занятиях и даже фильм показывали, – говорит машинист. – Дело было 3 июня 1989 года. В тот день под Уфой произошла крупнейшая в истории России и СССР железнодорожная катастрофа. В момент встречного прохождения двух пассажирских поездов прогремел мощный взрыв облака лёгких углеводородов. Тогда погибли 575 пассажиров и более 600 получили ожоги и телесные повреждения.

При расследовании было установлено, что взрыв стал результатом аварии на проходившем рядом трубопроводе «Сибирь – Урал – Поволжье». Возгорание газовой смеси могло произойти от случайной искры или сигареты, выброшенной из окна поезда. Примерно за три часа до катастрофы приборы показали падение давления в трубопроводе. Однако, вместо того чтобы искать утечку, дежурный персонал лишь увеличил подачу газа для восстановления давления.

В результате значительное количество легковоспламеняемых углеводородов скопилось в низине в виде «газового озера».

– Ударной волной с путей было сброшено 11 вагонов, семь из них полностью сгорели, – продолжает Валерий Михайлович. 

По словам машиниста, на 966-м километре перегона Лозиновский – Кобзаревский тоже есть низина, неподалёку от которой действуют газовые вышки. Бобунов сперва подумал, что именно они стали  источником запаха.

– Если бы утечка шла из нашей цистерны, мы бы не почувствовали столь сильного запаха, так как двигались на полном ходу, – рассуждает машинист. – Кроме того, по приезде в Анисовку цистерны проверили на герметичность и утечек не обнаружили.

Как бы то ни было, история, произошедшая 9 апреля с Валерием Бобуновым и Александром Моталевым, если и войдёт когда-нибудь в учебники, то только как пример мужества, профессионализма и самообладания, проявленного в нестандартной ситуации.

Работа по призванию
В феврале текущего года с Валерием Бобуновым приключился другой случай, едва не закончившийся проездом запрещающего сигнала светофора. Всё на том же «счастливом» однопутном перегоне на подъезде к станции Кобзаревский произошло ложное перекрытие входного сигнала. Вместо зелёного цвета устройство неожиданно включило красный.

– Маршрут горел зелёным, а светофор – красным. Недолго думая, применил экстренное торможение, а когда состоялся разбор, выяснилось, что я предотвратил проезд запрещающего сигнала. Как мне объяснили, случился сбой в работе устройств автоматики и телемеханики.

За 18 лет практики в локомотивном хозяйстве у нашего героя накопилось немало подобных историй. По словам заместителя начальника эксплуатационного локомотивного депо Анисовка Сергея Овечкина, Валерий Михайлович – профессионал с большой буквы.

– Он очень переживает за работу и относится к ней с огромной ответственностью, – говорит Сергей Павлович. – В коллективе пользуется уважением.

С таких специалистов должны брать пример молодые сотрудники. 

Сам Бобунов в молодости равнялся на машинистов, работавших в Пугачёвске (подменном пункте Ершовского депо), где начиналась его карьера в локомотивном хозяйстве. 

– Александр Юрьевич Нечаев и Александр Иванович Селивёрстов сегодня находятся на заслуженном отдыхе. Но я до сих пор созваниваюсь с ними, так как считаю своими учителями, – продолжает Валерий Михайлович. – Во многом благодаря им я уверен, что моя работа – лучшая на свете!

Ни большие физические нагрузки, ни непредсказуемый график не смогли переубедить нашего героя в обратном. Так случается, когда человек трудится по призванию.
Автор: Алексей Шмалей