ГОЛОСУЙ
(Нет голосов)
Московский железнодорожник

Красная карточка за опасную игру

Игорь Митин и Дмитрий Родин, машинист и помощник машиниста мотовоза Вяземской механизированной дистанции инфраструктуры

В дни чемпионата мира по футболу путейцы Игорь Митин и Дмитрий Родин поддержали имидж страны.

Игорь Митин и Дмитрий Родин.jpg

Руководитель столичной магистрали Владимир Молдавер 6 августа подписал приказ о поощрении машиниста мотовоза Вяземской механизированной дистанции инфраструктуры Игоря Митина и его помощника Дмитрия Родина. Им объявлена благодарность начальника МЖД.

Как сказано в наградном документе, оба они проявили самоотверженные действия по обеспечению сохранности имущества ОАО «РЖД». Изучив детали случившегося, можно говорить и о том, что сотрудники Московской дирекции по эксплуатации путевых машин не только обеспечили безопасность движения, но и поддержали имидж как компании «Российские железные дороги», так и нашей страны в целом.

Говорю так не ради красного словца. Путейцы, старшему из которых 45, а младшему – 32 года, совершили свой поступок в дни проведения в России чемпионата мира по футболу. Ребята из Брянска, работающие в составе Вяземской дистанции, были командированы на Мосузел и направлены на горьковский ход МЖД. Кстати, сами они смотрели далеко не все трансляции с ЧМ-2018. И не потому, что не любят эту демократичную и зрелищную игру. У командированных в те дни в столицу не всегда была возможность даже посидеть у телевизора. А о том, чтобы отправиться в фан-зону, чтобы «поболеть» за своих, не было и речи.

– Летом у путейцев хватает дел, – говорит Игорь Митин. – В эту горячую пору все, кто причастен к укладке земляного полотна, шпал, рельсов, стрелочных переводов, трудятся не только днём. Тем более что на Мосузле в последние годы ведутся масштабные путевые работы. Объёмы – большие, а сроки – сжатые. Что помогает в таких условиях? Организация работ, обустроенный быт. Здесь, кстати, у нас претензий не было. Жилищные условия можно назвать прекрасными, за что отдельное спасибо. Не на последнем месте, конечно, спорт. Сейчас я отошёл от активных занятий. А в юности увлекался игрой в хоккей и футбол. Полученные когда-то навыки – умение быстро переключаться, принимать решение в неординарных ситуациях – помогают и по сей день.

Дмитрий Родин продолжил рассказ товарища.

– Если время позволяло, то смотрел матчи российской сборной, – говорит он. – На остальные игры времени не оставалось.

Заместитель начальника Московской дирекции по эксплуатации путевых машин Андрей Суслов подчёркивает, что запланированный на лето объём работ в условиях двухмесячного режима повышенной готовности, приуроченного к проведению чемпионата мира по футболу, потребовал укрепления кадрового состава. Большая часть времени командированных специалистов в этот период отводилась именно работе.

– На железнодорожном транспорте почти воинская дисциплина, – говорит начальник Вяземской механизированной дистанции инфраструктуры Юрий Селезнёв. – Если требуется, то работники направляются в любую точку магистрали. В данном случае Игорь и Дмитрий сразу же ответили согласием на поступившее им предложение поработать в Мосузле. Хотя пришлось уехать из дома на два месяца. Оба они – исполнительные и ответственные люди. Рад, что и на этот раз они проявили себя с положительной стороны.

– Мы же всё понимаем, – говорят Игорь и Дмитрий. – Самое сложное в этой ситуации – находиться вдали от семьи. Но если надо, то, значит, надо.

Вернёмся к тому, что случилось 30 июня. Командированные в Москву представители Вяземской механизированной дистанции инфраструктуры Игорь Митин и Дмитрий Родин работали в дневную смену. Основная задача путейцев – своевременно развести материалы верхнего строения пути для обустройства инфраструктуры. Один из ремкомплектов для стрелочного перевода потребовался на станции Дулёво, где велось обновление путей. Мотовоз, которым управляли Игорь и Дмитрий, со скоростью около 50 км в час следовал со стороны станции Орехово-Зуево. Время предобеденное, на улице жарко. Впрочем, если ты управляешь подвижным составом, это не даёт права на послабления. Тем более что перегон Орехово-Зуево – Дулёво доставляет железнодорожникам определённые сложности. Здесь есть кривые, перед которыми надо быть особенно внимательным. На выходе из одной Митин и Родин заметили вблизи путей двух незнакомцев.

– На наш взгляд, одному из них было около 30, другой помоложе – лет 16–17. В первый момент мы подумали, что эти люди просто хотят перебежать в неположенном месте железную дорогу, посигналили. Внимание, мол, не бегите, – говорит Игорь.

Когда же мотовоз уже проходил мимо, опытный глаз железнодорожников выхватил на фоне более тёмного, ржавого, уже подвергшегося влиянию внешней среды щебня, светлое пятно. Посмотрели вперёд и увидели на путях нехватку скреплений. А рядом с людьми лежал мешок.

– Мы сразу друг на друга посмотрели. Кстати, с нами в кабине был ещё один человек – бригадир пути Московско-Горьковской дистанции пути Роман Грашин, который не признал в этих двоих железнодорожников, – продолжает Дмитрий. – Всех нас пронзила одна мысль – разбираются материалы верхнего строения пути. В этот момент мы находились не просто в кривой, а на железнодорожном мосту. Внизу – шоссе, поток автомобилей. Последствия могут быть катастрофическими. Надо скорее сообщить о происшествии.

Как выяснилось позже, были сняты скрепления АРС. Это, как знают путейцы, – монорегуляторы шестигранной формы размером примерно со спичечный коробок, изготовленные из металлического сплава, основной узел для закрепления рельса на шпале.

Мои собеседники рассказывают, что они сделали после того, как увидели на пути злоумышленников, поясняют, что им помог регламент, разработанный и на подобный случай. Оперативное сообщение по радиостанции дежурному по станции Дулёво они продублировали, набрав номер и по мобильнику. Сообщили детали: место, количество людей, которых видели… Уже со станции звонок поступил начальнику Московско-Горьковской дистанции пути Сергею Дулькину.

– Не зная всех деталей, мы тут же закрыли перегон, – рассказал Сергей Николаевич. – Неподалёку, минутах в 10 езды от места происшествия, работала бригада путейцев нашей дистанции. Вскоре они уже были там.
Как позже подсчитали специалисты, на протяжении 300 метров было снято 160 скреплений. Общий вес – примерно 250 кг.

– Снимали устройства по-хитрому, – продолжает Сергей Дулькин. – Где-то через одно, где-то – через два-три. Когда шли поезда – прятались. А мотовоз лёгкий, его можно услышать, когда он уже вблизи. Вот и не успели подальше отбежать. По моим сведениям, полученным из компетентных органов, которых мы проинформировали о происшествии, злоумышленников всё же нашли. Один из них уже привлекался за подобные противозаконные действия. Но, видимо, урок не пошёл впрок. Мы же сделали всё для того, чтобы уже к 17 часам восстановить целостность железнодорожного пути.

Что же двигало в тот момент Игорем Митиным и Дмитрием Родиным? Какие чувства испытывали они тогда? Прошу ребят вспомнить об этом.

Оба говорят о том, что сразу подумали о безопасности движения. Высокая температура способствует негативным проявлениям со стороны металла, даже если они закреплены по всем правилам. А тут снимали чуть ли не каждое второе скрепление.

– Перегон Орехово-Зуево – Дулёво напряжённый, – говорит Игорь. – Ходят грузовые поезда, вес которых достаточно велик. Нет скреплений – и вот вам все предпосылки чрезвычайного происшествия.

Зашла речь и о тех, кто занимался разбоем на рельсах. Вспомнили классический рассказ Антона Павловича Чехова «Злоумышленник».

– Думали, что о подобном только в старой книжке можно прочитать, – признались мои собеседники. – В наше время любому мало-мальски грамотному человеку должно быть понятно, к чему могут привести такие «эксперименты» на железной дороге. Но оказывается, не совсем так. В погоне за наживой и сегодня иные готовы идти на преступление.

Игорь Митин трудится на железной дороге почти 25 лет. Говорит, что за четверть века с подобным столкнулся впервые. Дмитрий Родин пришёл на транспорт в 2012 году. Сначала трудился в ПМС-309. Несколько лет назад в связи с реорганизацией переучился в Туле на помощника машиниста мотовоза и был переведён в ПМС-307. С января 2018–го ПМС-307 была преобразована в Вяземскую механизированную дистанцию инфраструктуры. Вместе Игорь и Дмитрий около 3 лет. По их признанию, понимают друг друга с полуслова. Это, конечно, помогло им и 30 июня.

Оба участника этого события живут в Брянске. Здесь их корни, семьи, друзья. Сюда они возвращаются из своих командировок. У Игоря двое детей – взрослая дочь и сын. У Дмитрия – два сына. Обычная жизнь рядовых людей с их повседневными заботами о хлебе насущном, увлечениями (у обоих это – рыбалка), воспитанием детей, которым они когда-нибудь расскажут о том, как на их глазах разворачивался сценарий классического рассказа. И о своей роли в нём.
Автор: Вера Чубарова