Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Два ЧП, которые не случились

Два ЧП, которые не случились

Александр Пашковский, монтёр Талданской дистанции пути


После встречи с ними – скромными трудягами Талданской дистанции пути, я села в ночной поезд на Читу. Вагон мирно качается, люди досматривают сны. Жутко подумать: а если бы не заметил монтёр в то утро смещение железобетонной плиты?.. Если бы проглядел?


Дед Мороз в «желтухе»


В канун нового 2013 года, 31 декабря, когда добрая половина страны чистила мандарины, месила “Оливье” и охлаждала шампанское под “Иронию судьбы, или С лёгким паром!”, монтёр Талданской дистанции пути Александр Юрьевич Пашковский вышел на привычный маршрут.


Всё, как обычно. На работу – к 7.00. Потом – на перегон и “по шпалам, опять по шпалам” в общей сложности около 16 километров. На себе – килограммов 12–15: амуниция, молоток, кувалда, харчи в рюкзаке... С такой ношей и в мороз жарко. А морозы в Талдане под 50. Путейцам выдают мазь, чтобы лицо не обмораживали. Но те, кто не первый десяток лет на пути, отмахиваются: “Кожа-то задубела!”


Но не всё в тот день было, как всегда. На 7371-м километре нечётного пути в 5 утра по Москве при пропуске поезда №1714 Пашковский заметил обрыв стяжки крепления груза – железобетонной плиты. Тяжеленная махина сместилась в сторону междупутья.


– Я, знаете, подумал сразу о чём? Утро же было. Навстречу грузовому поезду идёт пассажирский. Скоро они встретятся в кривой, пассажирский зацепит за эту бетонную плиту и...


Обходчик попытался сам предупредить машиниста, но не вышло, из-за плохой видимости. Дальше всё происходило, как в приключенческом фильме. 05 часов 05 минут. Два поезда мчатся навстречу друг другу. Александр Юрьевич сообщает о неисправности бригадиру пути по контролю Сушкову. 05.10. – извещён дорожный мастер Сомов. Тот, находясь в это время напротив поста ЭЦ, сообщает дежурной по станции Ангарич Голубенькой. Дежурная – поездному диспетчеру Коростылёвой...


Состав остановили на ближайшей станции. Опасную платформу отцепили от поезда. А в пассажирском, наверное, даже не заметили, что за станция мелькнула за окном – Талдан какой-то... И оранжевое пятно в морозном кумаре – обходчик. Он посмотрел вслед поезду, уносившему сотни людей навстречу новому году, и пошёл дальше – осматривать путь.


Конечно, не всю жизнь Александр Юрьевич встречал Новый год с кувалдой в руках. Родился в Талдане. Мандарины под ёлкой лежали редко – дефицит. Детей в новогодние костюмы наряжали, но наряды были не такими, как сейчас, а самодельными. Мальчики – зайчики, девочки – снежинки. Даже в Деда Мороза маленький Саша особо не верил. Но мечтал: “А вдруг принесёт бородач под ёлку футбольный мячик...”.


Два Новых года талданец встречал в армейской форме. Служил в Приморье, в Барабаше. А после – в Магадан, по комсомольской путёвке.


– Думали, так быстрей служба обернётся, а оно ещё дольше вышло. Год монтажником-высотником проработал. Зимой там минус 64. Но переносятся легче наших холодов.


Вернулся – пошёл в леспромхоз. Работал в молдаванской бригаде по договорам. А потом на соседней станции Гудачи встретил сослуживца. Зашёл в гости, а к другу младшая сестрёнка с учёбы приехала – Наташа. И Александр влюбился... В 1987 году родилась дочка, и молодой отец устроился на дорогу монтёром пути.


– А потом какие Новые годы? 90-е. Талонная система. Вагон-лавка ходил. Хозяюшки сладкий кусок к особым случаям берегли. Это сейчас апельсины-мандарины из дома не выводятся. А раньше только по большим праздникам. Но уж если стоял ящик под кроватью – цитрусовый дух на весь дом!


Пашковские чуть не все – железнодорожники. Наталья в прошлом – дежурная по станции. Сейчас дочь в Талдане “дежурит”. Недавно сын Александра Юрьевича монтёром пути стал. А глава семьи ещё и подсобное хозяйство развёл, в котором и бык, и кролики. Потому что хозяйская жилка – её ж никуда не денешь. Оттого и порядок – что дома, что на работе. Правда, ноги, руки ночами ноют – столько километров пройдено, столько костылей забито в шпалу... Не счесть.


– Ёлку ставлю каждый Новый год. Есть для кого – внуча подрастает, Сашка, Александра, – теплеют глаза у деда-тёзки...


А я всё про поезд со съехавшей плитой думаю: не будь в тот день на путях внимательного, ответственного Александра Пашковского, что могло случится – одному Деду Морозу известно.


Его “университет” – 33 года на пути


27 апреля 2013 года, при пропуске чётного поезда №2542 по 7357-у километру перегона Ульручьи – Ангарич оператор дефектоскопной тележки Василий Владимирович Макаров заметил, что с хвостового вагона проходящего состава летят брызги жидкости. Дефектоскопист вышел на путь – на рельсах пятна с характерным запахом: солярка или керосин. А кругом – сушь. Глазом моргнуть не успеешь – полыхнёт.


Макаров поднял тревогу, и вновь бесперебойно сработала цепочка “монтёр – дежурная по станции – поездной диспетчер”. Поезд, который мог стать причиной беды, проследовал в Талдан, а после осмотра неисправный вагон отцепили и отправили на пункт подготовки, для ремонта сливного устройства.


Так всё это звучит на языке цифр и фактов. А по-человечески картина вырисовывается такая: человек неравнодушный, опытный, трудится на путях с 1980 года. Образование среднее, “академиев не кончали”. Зато в работе – дока, дипломированным фору даст. Вырастил трёх дочерей. И всё с огоньком, с юмором. На дистанции больше тридцати лет. В конкурсах профмастерства побеждает. В 2007 году стал лучшим оператором дефектоскопной тележки на дороге. А в августе 2008-го остановил поезд, в котором произошёл сход.


– Полсостава прошло. Глядим, над составом щебень летит, щепки из-под вагонов. Кажется, земля дрожит. Я выскочил на путь – шпала порезана. Звоню дежурной: “Тормозите состав! Что-то тащится под вагоном”. Машинистам по рации передали. И зря: от экстренного торможения полностью слетела тележка. Неделю потом шпалы меняли, – говорит Василий Макаров.


В Талдане, откуда житейская неустроенность “вымывает” здоровую молодёжь в города, оставляя ту, что сама, того гляди, вспыхнет от горючих напитков, начальнику дистанции пути Евгению Юкову подбирать кадры очень непросто.


– Бывает, у человека трое детей, а толку от него – ноль. Говорю, уволю за прогулы! А ему неймётся... Вот вышел Пашковский в обход 31 декабря. Мог пройти пару километров и сбежать за новогодний стол? Не мог – ответственный. А за некоторых молодых я б не поручился. Вот и стараюсь лучших представлять на поощрение. Может, хоть так остальные за ум возьмутся, иначе лет через десять тут и брать на работу будет некого, – рассуждает Евгений Витальевич о талданском житье-бытье.


Трудностей много в Талдане, но много и интересного, уникального в своём роде. Например, километр пути, равный 1600 метрам (второй путь прокладывали в объезд, поэтому он вышел на 600 м длиннее, но километровые столбы добавлять не стали. Вопрос про этот чудо-километр как-то раз даже в “Что? Где? Когда?” попал). А если идти вслед за обходчиком, увидишь выбитые на скалах изображения "отца всех народов" – так политзаключённые в 30-х годах прошлого века пытались приблизить амнистию... Правда, сами монтёры по сторонам глядят редко: главное – путь и безопасность тех, кто ему доверился.


Автор: Елена Сластина


Форум для отзывов 24 не существует.



Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»