Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Одна станция – два дефекта

Одна станция – два дефекта

Евгений Иванов , оператор дефектоскопной тележки Кавказской дистанции пути


Оператор дефектоскопной тележки Кавказ­ской дистанции пути Евгений Иванов обнаружил на станции Шохры два дефекта, которые могли привести к сходу поезда.


Один дефект был на стрелочном переводе №5 (1535-й километр), который был уложен в 2006 году. На сердечнике крестовины образовался наплыв металла в виде небольшого желобка, который под воздействием колес подвижного состава оторвался. Металл стал постепенно выкрашиваться, вот этот процесс и обнаружил Евгений Иванов.

Аналогичный дефект был выявлен им же на другой крестовине той же станции. Если бы не бдительность и высокий профессионализм специалиста-путейца, все могло закончиться бедой, ведь станция Шохры находится на главном ходу дороги, и экспрессы здесь следуют с высокой скоростью.

– Не представляю себе другой жизни. Мне интересно работать в дистанции, в цехе дефектоскопии. Часто вспоминаю слова своего первого наставника, который говорил: «Риск в нашем деле остается всегда – опасность пропустить дефектный рельс», – рассказывает Евгений Иванов.

И даже сегодня, после стольких лет работы в дистанции, он не всегда сразу уверен, что некий рельс или стрелочный перевод стоит браковать. Всегда советуется с бригадиром или дорожным мастером. Старается не спешить и не принимать скоропалительных решений, хотя времени в случае экстремальной ситуации, угрожающей безопасности движения, у путейцев совсем немного. Такого правила Евгений Иванов придерживается с первых дней самостоятельной работы.

До сих пор он помнит, как вскоре после начала работы, во время выхода на перегон Кавказская – Гулькевичи, он обнаружил трещину в болтовом отверстии. Сработал дефектоскоп – отклонилась от нормы стрелка, сигнал показал, что отверстие увеличилось в диаметре. Сомневаясь в «диагнозе», Иванов сделал расчеты с помощью логарифмической линейки: при визуальном осмотре болтовое скрепление выглядело вполне нормально. Но рядом находился бригадир пути, который поддержал подозрения молодого дефектоскописта. Разобрали стык и убедились, что наметилась трещина 53 рисунка. Это был его первый серьезный выявленный дефект.

Сегодня оператор дефектоскопной тележки Евгений Иванов за год обнаруживает до четырех дефектных рельсов в стрелочных переводах. Это весомый результат, и ему была дана соответ­ствующая оценка: на одном из недавних совещаний работников путевого хозяйства Северо-Кавказской дирекции инфраструктуры Евгению Иванову был вручен знак «За безупречный труд на железнодорожном транспорте 30 лет».

На участке дефектоскопии единодушно признают, что практически никто из операторов дефектоскопных тележек не выявляет такие серьезные дефекты, как сколы и выкрашивание деталей в крестовинах стрелочных переводов в таком объеме, как Евгений Иванов.

А ведь в 1979 году, когда он пришел в дистанцию после службы в армии, он и представления не имел о будущей работе оператора.

– Поначалу я, словно слепой, ходил по колее Ставропольского направления, пролегающей в черте города Кропоткина, не понимая, что нужно делать. А интерес к профессии я стал чувствовать благодаря моему первому учителю, участнику войны Ивану Спесивцеву. Он очень душевный был человек, открытый, но и проницательный, видел меня насквозь. Я многому у него научился, сдал экзамены на должность подменного оператора и летом восьмидесятого года стал работать самостоятельно, – вспоминает Евгений Иванов.

Ему хотелось лучше познать технологию неразрушающего контроля, и он упорно совершенствовался в своей профессии. Сначала в Тихорецкой дортехшколе, затем не раз на курсах повышения квалификации в РГУПСе. Постоянно работал над собой самостоятельно.

– Евгений Евгеньевич изучает все новинки в технической литературе по определению дефектов в стрелочных переводах, из разговоров с ним на эту тему всегда узнаешь что-нибудь полезное для себя. А специальную инструкцию по дефектам рельсов и стрелочных переводов он знает назубок. Не случайно, когда он выходит со своим ультразвуковым дефектоскопом на проверку, у всех в дистанции на сердце спокойно, потому что Иванов ничего не пропустит, – считает начальник техотдела Кавказской дистанции пути Вера Мельникова.

Помогает опыт – Евгений Иванов, подумать только, уже 34 года ходит с дефектоскопной тележкой по участкам Кавказской дистанции пути, успешно выявляя дефекты рельса еще на стадии зарождения.

– В восьмидесятые годы такой техники, как сегодня, конечно, еще не было. Я застал магнитные дефектоскопы, у которых не было и половины нынешних возможностей. Сегодня, работая с приборами типа РДМ-22, при проверке стрелочных переводов мы видим прогнозируемые дефекты на экране. Но все же, какая бы умная техника ни была, многое зависит от практики и наработанного опыта. И интуиции, конечно, потому что даже при моем опыте работы невозможно все знать и все предусмотреть, – говорит Евгений Иванов.

Начинающих операторов дефектоскопных тележек он учит не спешить с выводами и браковать рельс. Бывают и ложные сигналы, особенно в случаях, когда в поле зрения искателя попадает щепка, песок или мазут, и автоматика срабатывает.

– Эти случаи я всегда буквально по полочкам раскладываю на технических занятиях. Пытаюсь таким образом предостеречь недавно назначенных операторов дефектоскопных тележек от возможных ошибок при оценке рельса, – рассказывает Евгений Иванов о методике, которая наработана за три с лишним десятка лет.

И он от души радуется, когда его подопечные начинают подтягиваться к уровню наставника. Так вышло с его однофамильцем и тезкой, тоже Евгением Ивановым, над которым опытный специалист взял шефство, как только молодой человек появился в дистанции. Ныне он уже сам стал неплохим знатоком в своем деле, окончил Тихорецкую дортехшколу, уже не раз выявлял дефектные рельсы. «Ивановых много не бывает», – шутят в дистанции.

– Наставничество – это наша добрая традиция, – говорит ветеран предприятия, бывший оператор дефектоскопной тележки Александр Скрипник. – Я уже три года на пенсии, но частенько заглядываю в цех, многие дефектоскописты были моими учениками, но Евгений Иванов уже догоняет меня по результатам наставничества. Целая плеяда операторов дефектоскопных тележек выросла на участке – Сергей Проценко, Виктор Бойко. Надеюсь, что эта традиция сохранится.

Трудится в цехе и сын Евгения Иванова Михаил, уже шестой год он работает оператором путеизмерительной тележки, закончил РГУПС.

Много лет Евгений Иванов – общественный инспектор по безопасности движения. Он не только следит за ситуацией на путях, но и выступает с профилактическими беседами в железнодорожных школах на станции Кавказская, разъясняет правила поведения на путях, проводит рейды по предупреждению наложений посторонних предметов на рельсы.

А занялся он этим после того, как несколько лет назад на Ставропольской ветке из-за наложения камней на рельсы машинист вынужден был применить экстренное торможение. В результате была серьезно повреждена поверхность катания рельсов. Хорошо, что дело не кончилось большой бедой. Путейцы выезжали на это происшествие, ликвидировали последствия случившегося, дважды проверяли путь, прежде чем открыть движение.

Сегодня такие хулиганские выходки на территории дистанции практически сведены на нет.

Показатель качественной работы оператора дефектоскопной тележки в том, чтобы больше выявить дефектов рельсов. Но статистика в результате должна улучшаться, так в 2012 и за два месяца 2013 года в Кавказской дистанции пути меньше выявлено дефектных случаев в крестовинах, чем в прошлые годы. И все они в активе оператора Евгения Иванова. Это хороший итог, если учесть, что только в границах станции Кавказская лежит 484 стрелочных перевода. Притом каждый из них должен проверяться ежемесячно.

Как же добивается Евгений Иванов запланированного снижения числа дефектов? В числе первых условий успеха – великолепное знание Ивановым возможностей ультразвукового дефектоскопа РДМ-22. Но при проверке острожка – самой острой части остряка – без визуального способа не обойтись. Аналогичная ситуация и с контррельсами. А значит, тут самые надежные помощники дефектоскописта – глаза и многолетний опыт, а также собранность во время этой работы.

– Я ведь еще на крестовинах, выпускаемых одно время Кузнецким металлургическим заводом, натренировался. Они прямо оттуда приходили с заведомым браком: остряки темно-синего цвета, а поверхность словно рыбьей чешуей покрыта, оттого, что небрежно была обработана фрезой. Остряки эти мы использовали, но за ними глаз да глаз был нужен и уход. Но в дистанции не было ни одного чрезвычайного случая из-за этого, – вспоминает Евгений Иванов.

Когда пошли сварные крестовины, предназначенные для скоростного движения, то к ним тоже нужно было приноровиться. Они были уложены на главном ходу дистанции от Малороссийской до Кавказской. Путейцы учились всему этому на ходу.

Успешно освоили и экспериментальные крестовины с подвижным сердечником. Первые из них уложили в восьмидесятом году на станции Мирская. Но зато теперь Евгений Иванов словно свои пять пальцев знает практически все типы и конструкции стрелочных крестовин и их уязвимые места. Отсюда и его успехи в выявлении дефектов этих узлов.

Автор: Николай Конкин


Комментарии


*

Защита от автоматического сообщений

Защита от автоматических сообщений


Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»