Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Универсальный комбат

Универсальный комбат

Алексей Жилинский, начальник восстановительного поезда станции Чита

Лёгкий, подтянутый, весёлый и решительный. Лучшие качества современного руководителя неразделимы с натурой начальника восстановительного поезда станции Чита Алексея Жилинского. Он говорит, что так вышло исподволь, «само по себе», разумно не выпячивая напоказ явных и настоящих достоинств.


А их у Алексея Анатольевича в достатке. Недавно по приказу президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина за высокие достижения в труде Жилинский был удостоен благодарности главы холдинга. По телефону он уклончиво отвечает, что это «за хорошие показатели в ликвидации последствий схода». Еду на Читу-1, расспросить подробнее.


Здание на задворках рабочего района. В таких обычно селится уныние, а в хозяйстве Жилинского порядок. Бильярд. Теннисный стол. Сауна. Столовая. Большой технический класс. Во дворе – полигон для учений. Работай – не хочу. Кто не захотел – уволились. С оставшимися, в основном молодыми, по словам Алексея, можно свернуть горы. О горах он – не для красного словца. В 1995 году полгода воевал в Чечне, в самую лютую кампанию, в должности комбата десантно-штурмового батальона морской пехоты.


«26 мая, 1995 год. Мне 27 лет. Капитан. Командир ДШБ морской пехоты. Ущелье между Шали и Агиштами. Наступление полка остановлено на рубеже высоты 443.0. Большие потери личного состава, в том числе погиб командир 2-й ДШР ст. л-т Андрей Буквецкий. Андрея принесли на плащ-палатке его бойцы».


В строках воспоминаний комбата, написанных им на сайте Приморской краевой организации «Контингент» после долгих уговоров боевых товарищей, сухая правда войны. А в мирной жизни у уроженца станции Зилово всё сложилось гармонично.


Отец, Анатолий Владимирович, был машинистом тепловоза в Зилово и Благовещенске. Парторг депо, он умел зажечь идеей. Мама, Нина Алексеевна, работала на дороге завскладом. Алёша и не помышлял, что станет железнодорожником. После окончания школы в Благовещенске поступил в Дальневосточное общевойсковое высшее командное училище, которое окончил в 1988 году по специальности “инженер по эксплуатации колёсно-гусеничных машин».


Служил на Тихоокеанском флоте морским пехотинцем. Командовал взводом, ротой, был заместителем начальника штаба полка. В 1995 году назначили комбатом десантно-штурмового батальона. В Чечне сражался под Грозным и Ведено.


«От комполка получаю приказ направить 1-ю роту в тыл противника и овладеть высотой 502.8. Прошусь руководить ротой. Командир запрещает. Вечером прибываю на ротный опорный пункт. В глазах матросов страх – многие погибли в предыдущем бою. Отдаю боевой приказ на овладение высотой 502.8. Отправить роту без командира (ст. л-т Андрей Бородин ранен) – стыдно. Стою перед дилеммой – выполнить или нарушить запрет. Нарушаю. Ночуем на высоте 433.0. Утром строю роту. В глазах офицеров и матросов нерешительности нет».


Тогда наступление наших войск шло по трём направлениям. С двух сторон – войска ВДВ и с третьего – «морпехи». Ущелье в направлении на Ведено взяли только соратники Жилинского, которым пришлось вызывать огонь на себя.


Уволившись в запас, наш герой уехал с семьёй на родину, в Зилово, где сейчас живёт его мама и сестра Наталья.


В 90-е четыре года служил в милиции, добавив к боевой медали “За отвагу” медаль ордена «За заслуги перед Отечеством 2-й степени» за задержание особо опасного преступника в Зилово.


Путейцев обстрелял какой-то тип. Жилинский, которому тогда был 31 год, начал преследование. В ходе перестрелки на кладбище ему пришлось прыгать в вырытую могилу, но в итоге раненый уголовник был задержан.


Когда пригласили работать на дорогу, умения руководителя пригодились. Полтора года он трудился старшим мастером водоснабжения, а потом его назначили начальником восстановительного поезда в Зилово. Отработав там 10 лет, опытный менеджер в 2010 году был переведён в Читу.


– В жизни самое сложное – принять решение и ответить за него, – признаётся Алексей Жилинский. – Несложно убирать вагоны. Важнее чётко организовать процесс, а тут многое зависит от построения хороших отношений в коллективе.


На перекладину перед Жилинским, на пятом десятке лет подтягивающемся 20 раз, решаюсь прыгнуть не сразу. Но в таком спортзале грех не размяться. Гантели и штанги ребята точили сами, “из-под палки” так не получится. Самодельные тренажёры ни в чём не уступают стоящим рядом «Торнео».


– Как только чувствую, что-то не так – иду и «качаюсь», – говорит Алексей Анатольевич. – Когда человек устраивается на работу, я первым делом спрашиваю его «Сколько раз подтянешься?» – улыбаясь, добавляет руководитель.


Быть подтянутым – армейская привычка


«Начинаем преодолевать ущелье. Склон почти отвесный, ползём. Осколки косят ветки над головой. К вечеру выходим на высоту 502.8. Матросы валятся с ног. Отдыхать не даю. Только после оборудования окопов. Пусть лучше уставшие, грязные, голодные, но живые».


В работе восстановительного поезда главное – содержать всю технику в полной боевой готовности, поддерживая умения личного состава. А навык оттачивается только на полигоне. В этом году подопечные Алексея Анатольевича не раз участвовали в ликвидации последствий сходов: из шести приездов на места аварий все случаи ликвидации последствий были успешными.


– По пятибалльной шкале личные и профессиональные качества Алексея Анатольевича можно оценить на “6”! – говорит начальник дирекции аварийно-восстановительных средств Александр Томских. – Это, прежде всего, хороший человек. Он собранный и на авариях не теряется.


«Я услышал: «Аллах акбар!». Вступил в боестолкновение. Боевики орали, как бешенные, лупили из гранатометов и пёрли на высоту... Мост был занят моим батальоном. Меня встретили начальник штаба батальона Олег Рагулин и мой зам. по тылу Володя Аникеев. За самовольство от командира полка в этот же день получил я подобающие «подарки».


– В нашем коллективе 47 человек, – говорит Алексей Жилинский. – Работаю с этими людьми уже три года. Мы понимаем друг друга. Планёрка проходит две, максимум четыре минуты.


Военным раскладам Жилинский верен и ныне. Норматив постановки вагона на рельсы в случае аварии – один час. Если упали девять вагонов, то через девять часов поезда должны двигаться. Лучшее время, которое показали читинские восстановители – 16,5 минуты на вагон.


Таких ситуаций в жизни бравого командира было столько, что помнить их доверено журналу. 2 февраля 2013 года на участке Маккавеево – Дарасун с пути сошли три полувагона с углём и ещё шесть лежали на боку. Ребята Жилинского работали на 40-градусном морозе на накаточном оборудовании, и у них вышла вот эта в полном смысле слова высшая математика – по 16,5 минуты на вагон!


– «Жахнули!» – смеётся Алексей, а я узнаю, что именно за этот поступок он и был награждён благодарностью президента компании.


Дом для Алексея Жилинского – надёжный тыл. Жена, Наталья Анатольевна – медик, они вместе ещё с курсантских времён.


Старший сын, Максим, окончил ЗабИЖТ и работает в читинской дистанции пути, младший, Семён, ещё школьник.


Семья для воина – место успокоения. Туда он идёт черпать силы для новых сражений. Они нередки, поэтому впору пожелать коллеге удачи!


«Я давно гражданский. Часто в разговорах слышу, что молодёжь сейчас не та. Я прерываю таких философов. С этой молодёжью я смотрел смерти в лицо, и никто из них ни разу меня не подвёл. Командир 1 ДШБ 106 ПМП майор Алексей Жилинский».

Автор: Сергей Гриднев


Форум для отзывов 24 не существует.



Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»