Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Миг ответственности Евгения Быева

Миг ответственности Евгения Быева

Евгений Быев, Осмотрщик-ремонтник эксплуатационного вагонного депо Лиски
Победитель Конкурса

К этой встрече с полувагоном № 54190277 Евгений готовил себя с босоногого детства, ещё даже не зная, что станет железнодорожником.


Там, в бобровском селе Мечётка, подростком-школьником исподволь выкристаллизовывал в себе не по годам взрослую ответственность ко всякой работе. Восьмиклассником, видя, как устаёт мама – доярка Валентина Васильевна, стал помогать ей в не мужском, казалось бы, и тем более не в детском деле. А научившись крестьянскому ремеслу, дал маме отдохнуть в отпуске: взял все 40 коров её группы и доил их наравне с доярками-передовицами, вставая на утреннюю дойку в четыре часа. Старательную ответственность подростка руководство колхоза «Заветы Ильича» заметило. И на школьную линейку 1 сентября пришёл председатель, чтобы торжественно вручить Жене благодарность хозяйства – наручные часы.


Такое степенное и основательное отношение паренька к нелёгкому крестьянскому труду, скорее всего, сделало бы его человеком в хозяйстве далеко не последним. И красоваться бы портретам Евгения на колхозной Доске почёта, если бы не разруха, пришедшая в село вслед за перестройкой и принёсшая непочётное отношение к труду кормильцев страны. Чтобы беспроблемно кормить свою будущую семью, Евгений поступает после школы в лискинский профессиональный лицей № 6 им. А.К. Лысенко, по-крестьянски мудро рассудив: железную дорогу с карты страны не уберут никакие перестройки – она стабильна.


Но со стабильностью в выбранной профессии механика рефрижераторных поездов как раз и вышла промашка. Рефрижераторное депо в Лисках упразднили, выпускник профлицея всего-то и успел, что 20 суток отъездить стажёром на производственной практике по маршруту Лиски – Хреновая.


А тут крестьянскую основательность нашего героя подоспела востребовать армия. Служил в войсках химической защиты, в вирусологическом центре, где ежесекундно нужна обострённая бдительность. Армейское начальство, узрев в солдате сметливость и ответственность, тягу к порядку даже в мелочах, назначило его заместителем командира взвода. Пришёл он в часть рядовым бойцом, уволился старшиной.


После дорог армейских снова потянулся к железной дороге, устроился на работу в Воронежскую «лесную» дистанцию – ПЧЛ. Работа нравилась, но и она продолжалась недолго – всего год: вслед за Лискинским рефдепо дистанцию, как непосредственно не работающую на «колесо», упразднили. Так бесперспективно и до срока финишировала вторая попытка Жени быть нужным железной дороге.


Его теперь уже испытанную и закалённую армейской службой завидную ответственность, не востребованную ни рефрижераторщиками, ни железнодорожными «лесниками», могли бы с руками оторвать другие производства, знающие толк в обстоятельных людях и грамотных специалистах, не умеющих и не позволяющих себе работать абы как. Но Евгений не отчаялся и «железке», фатально отторгавшей его, не изменил. Пошёл в эксплуатационное вагонное депо Лиски и попросился взять его осмотрщиком вагонов.


– И стал для нас находкой, – отзывается о Жене председатель профкома вагонников Владимир Хренов. – Мимо него ни один вагон «болезни» свои опасные на дорогу не пронёс. За выявление трещин в боковине рам тележек и скола обода колёсной пары Евгений четыре раза поощрялся руководством депо денежными премиями. А этот последний случай… Осмотрщик остановил состав буквально за секунды до неминуемой беды – его зоркие глаза оказались внимательнее и ответственнее даже умных электронных приборов.


…Умный прибор, КТСМ, контролирующий нагрев буксовых узлов на ходу проходящих через станцию Хреновая составов, оповестил в то утро: «Тревога ноль – 61-я подвижная единица, вторая правая ось по ходу поезда».


«Тревога ноль», объявленная КТСМ, на языке движенцев и вагонников означает неисправность в буксовом узле, которая по согласованию дежурного по станции с поездным диспетчером позволяет вагону следовать в составе поезда до ближайшего ПТО.


– Голова поезда № 2919 уже вышла за пределы границы станции Хреновая, локомотив проследовал выходной светофор, – вспоминает Евгений, – а я, стоя у поста безопасности, продолжал лихорадочно отсчитывать глазами вагоны с углём, несущиеся мимо со скоростью примерно 60 километров в час. Вот наконец-то и он – 61-й полувагон в составе поезда, № 54190277. Мелькают надписи на борту: «Собственник – Лизинг», «Арендатор – Новотранс». Бросаю взгляд на колёсные пары… А на буксовом узле у того вагона крышка оторвана, на одном болту висит, и все внутренности из-под неё оттуда сыплются. По радиосвязи немедленно сообщаю дежурному: «Остановка поезда по первому пути». Остановился состав уже при заходе на перегон…

Ну а всё дальнейшее – в штатном режиме: состав осадили на станцию, отцепили 10 вагонов, следовавших за «больным», сделали проход. Пропуск поездов стали осуществлять по третьему пути. А тот вагон вы можете посмотреть на первом пути – его быстрее, чем со скоростью пять километров в час, перемещать нельзя: там отсутствует контрящая гайка, а роликовая букса сдвинулась с шейки оси колёсной пары.


Машинист остановленного Евгением поезда, рассказывают станционники, осмотрев вагон и увидев, какую беду затормозил Женя в его составе, чуть ли не затискал осмотрщика в благодарных объятиях.


Специалисты, комментируя ситуацию, утверждают: ходу тому вагону – минимум до первой «кривой» или ближайшей стрелки. То есть – до многолюдной станции Бобров. А дальше – страшно даже представить, что могла бы натворить с тяжеловесным грузовым составом колёсная пара с роликовой буксой, еле дышащей на шейке оси…


Умный прибор недооценил опасность, поименовав её «тревогой ноль». Евгений беду на станцию не пустил. И не потому, что в месячник безопасности движения на дороге зорко стоял на своём посту: месячники объявляются и заканчиваются, а люди такого покроя на магистрали остаются.


С Владимиром Хреновым и нашим героем приезжаем на станцию, где ждёт своего ремонтного часа тот злополучный вагон. «Жень, это ты его заметил?» – спрашивает Евгения пожилой железнодорожник в «желтухе» с буквами «ПЧ» на ней. И, не дожидаясь ответа, уважительно комментирует: «Молодец!».


В «молодцах» Евгений сегодня и у исполняющей обязанности начальника станции Хреновая Елены Журихиной, и у приёмосдатчицы Валентины Корсаковой, и у местных электроснабженцев, и у эсцебистов… Понимают люди, что не просто их службу – их станцию прикрыл от беды своей бдительностью осмотрщик вагонов. Престиж и значимость рабочей профессии железнодорожника защитил.


Прямо у платформы с постом безопасности Владимир Хренов торжественно вручает Евгению благодарность профсоюза – настенные часы. Хозяину только что сделанной своими руками пристройки к частному домику в Боброве они будут очень кстати. А маленьким его сыновьям Даниилу и Артёму послужат символом-ориентиром, какими ответственными отцовскими шагами нужно идти по жизни, чтобы человек в жёлтом жилете мог произнести благодарное: «Молодец!». И есть что-то незримо преемственное между первыми часами, вручёнными Жене на школьной линейке, и нынешними.

Автор: Николай Кардашов


Комментарии


*

Защита от автоматического сообщений

Защита от автоматических сообщений


Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»