Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Случай на разъезде

Случай на разъезде

Александр Гусев , машинист электровоза эксплуатационного локомотивного депо Горький-Сортировочный

«Да ничего особенного я не сделал!» Они все так говорят: локомотивщик, путеец, эсцебист... Скажешь ему: звонят, мол, ваши коллеги, сообщают, что вы отличились, предлагают рассказать в газете. А он в ответ: «Ехал себе и ехал. Электровоз катил по привычному маршруту. И тут просто на глаза попалось...»


Это самый проторенный сюжет рубрики «Доска почета». И не только потому, что жизнь совершенно непредсказуемая штука – даже в полностью отлаженной системе существуют риски: порыв ураганного ветра, необдуманные действия вставшего на рельс пешехода, поломка в спешащем наперерез поезду автомобиле... Но и потому, наверное, еще, что вот эти самые движенец, путеец и эсцебист – неравнодушные люди с гражданской позицией и чувством корпоративной ответственности.


Брошенный с Окской


У локомотивной бригады Александр Гусев – Алексей Журкин в тот летний день явка была на 8.05. Маршрут выдали нормативный, восьмичасовой – на Арзамас.


Профиль на арзамасском участке капризный: кривые, затяжные подъемы и спуски. И состав в этот день бригаде поручили не просто сборный, а брошенный. Поезда, они ведь даже по разработке маршрута разные: сквозные, участковые, транзитные... В работе с каждым – свои особенности. С брошенным хлопот больше всего. Так называют грузовой поезд без локомотива, задержанный в продвижении к станции назначения по коммерческим, техническим или технологическим причинам. Гусев и Журкин выводили его со станции Окская, а когда локомотивная бригада поднимает брошенный поезд, то режим работы почти всегда продлевается до двенадцати часов: из-за маневров, прицепок-отцепок и прочей работы на станции.


...Это случилось на девятом часу от начала смены, когда уже навалилась усталость, а накопившаяся в тепловозе за день жара ломала маревом видимое пространство на отдельные картинки. Незадолго до Разъезда 281 километр Александр решил опробовать тормоза. «В Зименках поезд довольно долго стоял, а инструкция предписывает после стоянки в пути следования убедиться в исправности тормозной системы», – пытается сегодня уложить свои действия в привычную схему Александр Викторович.


Солнце в лицо


Однако опробовать тормоза он мог чуть раньше или чуть позже – инструкция не была бы нарушена. Почему машинист Гусев решил затормозить именно в той точке маршрута? Мы часто не находим объяснения мистическим ситуациям в обыденной жизни.


После отпуска тормозов поезд начал затягиваться, снизил скорость. Подоспела очередная кривая. И тут, на 282 километре в седьмом пикете, как раз напротив входного сигнала станции, машинист увидел нечто странное.


Специалисты в области медицины описывают это ощущение своими терминами, которые в переводе на обывательский язык звучат следующим образом: «Что-то пошло не так». Ощущение у профессионала должно длиться долю секунды. Машинист – в этой самой категории, он в железнодорожном деле профессионал. Такие действуют быстрее, чем потом объясняют свои поступки.


– Понимаете, рельсы – они ведь параллельные. И глаз привык к тому, что это две ровные нитки. А тут при выходе из кривой будто забугрилось перед глазами. Солнце било в лицо, но я не сомневался: и правая, и левая рельсы однопутки деформированы.


За четверть века в кабине локомотива ему приходилось такое видеть: летом жара распирает крутой стальной сплав, зимой на морозе он лопается, как резиновый мячик.


– Нам повезло, что не успели набрать скорость – все просто, – буднично объясняет Александр, рисуя на листе бумаги входной светофор Разъезда 281 км и лес вокруг – непроходимый, густой, в ломаных линиях.


Судя по этим линиям, ситуацию его голова и сердце помнят как вовсе даже не простую. Оказалось, что он все-таки вышел за рамки инструкции.


Смотри под ноги!


На железной дороге все регламентировано, каждое движение прописано в документации. Правила разрабатывают профессионалы своего дела, но учесть все особенности невозможно. При обнаружении неисправности в пути, например, нормативы предписывают применить экстренное торможение. Однако опыт и интуиция машиниста Гусева в ответственный момент подсказали ему другое.


– При торможении, как и при разгоне, в поезде происходят самые большие реакции, – утверждает Александр Гусев. – Меня молодого учили присказкой: хорош тот машинист, кто тормоза только пробует. Я и сегодня думаю, что правильно поступил, не замедляя движения. Тихо проехав те бугры на рельсах, я почувствовал себя на седьмом небе из-за того, что опустил глаза «под ноги» за секунды перед неисправностью. Что не отвлекся на приборы или какие-нибудь устройства на линии, сумел спасти и поезд, и груз.


Матушка отмолила


Конечно, он сразу доложил диспетчеру Жанне Дмитриевне Гораевой. Конечно, быстро примчались путейцы... Вердикт гласил: если бы грузовой шел с установленной скоростью, неприятностей избежать бы не удалось. Серьезный выброс пути обошелся на этот раз лишь задержкой движения, пусть и немалой.


– Наверное, матушка Нина меня, рискового, отмолила, она у меня ветеран дороги и очень верующая, – только и нашелся, что сказать, машинист Гусев, когда узнал вердикт специалистов.


Наши близкие – оплот и опора. Особенно когда они не просто одной крови, а еще и профессии одной. К любимой женщине Александра Гусева это тоже относится. Жена Лариса – единственная женщина-электромеханик СЦБ на Горьковской дороге. Должность солидная, «под стать мужниной», говорят в дистанции сигнализации, централизации и блокировки. Но Александр и Лариса не выбирали друг друга по специальности и должности, оба выросли в деревне под Богородском. Оба пошли по стопам родителей. Когда поженились, дорога дала им квартиру в доме на двух хозяев: в те годы застраивали деревню Петряевку на краю Автозаводского района города Горького. Когда родилась первая дочка, сразу решили, что отдадут учиться на Детскую железную дорогу. Все сбылось. Теперь в разноцветные паровозики играет уже трехлетний внук Родион. Пусть свои миллионы километров жизненного пути он тоже пройдет без брака, как и дед Александр.


Звание – профессионалу


Машинисту Гусеву сорок семь лет. Про него говорят: «Он не тормозит по жизни. Может на собрании высказать все, что думает. Но главный настрой – на позитив. Это важно!» Приказом за умелые действия в экстренной ситуации Александра Гусева отмечают не впервой. В колонне еще на слуху ситуация, когда на перегоне Сейма – Ильино его бригада вовремя заметила неисправность контактной сети и успела опустить пантограф, предотвратив сход.


Поэтому звание «Почетный работник Горьковской железной дороги» Гусев носит по праву профессионала. Молодым есть чему у него поучиться – так считает и помощник машиниста Алексей Журкин, решивший после армейской службы продолжить образование в Нижегородском филиале Московского государственного университета путей сообщения. И пока эти ребята водят поезда от Нижнего Новгорода до Шахуньи, Сергача и Владимира, магистраль может быть спокойна за свои пути.

Автор: Лариса Андрюшина


Комментарии


*

Защита от автоматического сообщений

Защита от автоматических сообщений


Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»