Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Заряженный на отдачу

Заряженный на отдачу

Дмитрий Сдобин, слесарь-электрик по ремонту электрооборудования моторвагонного депо Иркутск-сортировочный

Когда в отдел кадров Восточно-Сибирской дирекции моторвагонного подвижного состава поступила телеграмма о предоставлении в службу управления персоналом ВСЖД кандидатуры для занесения на дорожную Доску Почёта, долгих раздумий она не потребовала. Фамилия слесаря-электрика по ремонту электрооборудования моторвагонного депо Иркутск-Сортировочный Дмитрия Сдобина всплыла одновременно у всех управленцев.


Кандидатура вне всяких сомнений


За 25 лет, которые Дмитрий Борисович отдал родному коллективу (буквально до недавнего времени МВД являлось структурным подразделением объединённого локомотивного депо Иркутск-Сортировочный), он стал полностью подпадать под условия, указанные в телеграмме: «кандидат должен быть из числа работников ведущих профессий структурных подразделений, являться передовиком производства, активным участником отраслевого, дорожного соревнования, конкурсов профессионального мастерства, общественным инспектором по безопасности движения поездов». Какие уж тут сомнения. Так и попала фамилия Дмитрия Сдобина в список, утверждённый начальником дороги, для занесения на Доску Почёта ВСЖД в 2013 году.


Кто-то входит в жизнь через калитку...


Мы сидим на рабочем месте Дмитрия в моторвагонном депо на самой «стратегической высоте». С вышины эстакады хорошо просматривается весь просторный цех, стоящие впритык секции электропоездов на канавах, несуетливое движение мастерового люда в синих спецовках и вообще всё то, что называется единым порядком и смыслом большого отлаженного организма.


Именно организма, потому что назвать депо механизмом ни у меня, ни у Дмитрия не поворачивается язык - столько здесь осмысленной жизни и живой энергетики.


- Это не случайно, - говорит собеседник. - На железную дорогу вообще случайно не попадают. Особенно те, в ком она с детства сидит. Это вам любой мальчишка из Иркутска-Сортировочного скажет. Особенно из железнодорожных предместий. Ну а коли любишь дело, живёшь им - и оно с тобой жить будет.


Я и не возражаю: наглядный пример Дмитрия говорит более чем убедительно. Если бы существовали «геральдические книги» рабочих династий, его родова занимала бы в них не самое последнее место. Дед по отцу Степан Васильевич Сдобин сразу после войны пришёл на дорогу и до самой пенсии проработал мастером в НГЧ. Дед по матери Виктор Ильич Родин начинал помощником машиниста ещё на легендарных паровозах-«овешках», а закончил смертью в кабине электровоза (сердце). Бабушка Нина Викторовна Родина 40 лет отдала дороге. Не подкачали и родители: отец Борис Степанович - почётный железнодорожник, машинист, до самого выхода на пенсию проработавший в пассажирской колонне депо Иркутск-Сортировочный, и мама - Людмила Викторовна, работавшая в Иркутском отделении под началом Геннадия Павловича Комарова...


- Так что, видите, особого выбора у меня не было, - смеётся Дмитрий. - Кто-то входит в жизнь через калитку, ну а мы, деповские, - через ворота. Депо, разумеется...


Ворота с односторонним движением

Первый шаг в профессию был сразу же после школы. Начал в 1986 году слесарем по ремонту тягового подвижного состава, а когда после окончания службы в армии в 1988 -м встал вопрос, кем быть дальше, сомнений уже не было никаких: конечно же, в кабину локомотива. Как в своё время дед и отец.

Начинал с ученика помощника машиниста электровоза в родном депо. С 1989-го полноправный помощник. Когда предложили перейти в пассажирскую колонну (кстати, никакой протекции со стороны отца, ещё работавшего там же) не было, и сомнений относительно получения прав машиниста - у «пассажирников» железное правило: все члены локомотивной бригады должны иметь права на самостоятельное управление. Экзамены в дорожной технической школе сдал успешно и на долгие семь лет уверенно обосновался в левом кресле электровоза элитной пассажирской колонны. Но...

- В общем пришлось уйти из движения, - говорит Дмитрий. - Медкомиссия забраковала. Признали вегето-сосудистую дистонию, а с таким диагнозом не поспоришь. Впору от дистонии к ипохондрии переходить, и опять депо помогло. Предложили работу слесаря-ремонтника по ремонту электрооборудования. Согласился.

В словах Сдобина никакой смиренности перед судьбой, а уж, тем паче, мистики (как-никак параллель с судьбой деда по матери налицо), напротив - передо мной сидит человек, уверенный в себе, ясно смотрящий вокруг и на своё место, понимающий, чего от него ждут и чем он может ответить на ожидание...

А доверено Дмитрию Сдобину немало: участок ремонта токоприёмников в цехе ТР-3 - один из ответственнейших, и получается, что и его работа, как основного «куратора» направления, тоже из самых-самых.

С интересом осматриваюсь вокруг. В депо сейчас пора горячая - полным ходом идёт осенний комиссионный осмотр. Часть электропоездов уже получила свой «аттестат», другие готовятся к экзамену, и деповчане школят их, как заботливые, но требовательные менторы своих подопечных. Машины проходят частичную разборку и сборку, чистятся, красятся. Основное внимание, конечно же, наиболее капризным и уязвимым узлам и деталям.

У Дмитрия Сдобина недостатка в работе тоже не наблюдается: вся площадка-эстакада занята снятыми с электропоездов токоприёмниками и всеми, причитающимися им, комплектующими. Часть механизмов уже разобрана, другие ждут своей очереди. Дмитрий надевает резиновые перчатки, выбирает из аккуратно разложенного на столике-стеллаже набора инструментов нужный ключ и подступается к «пациенту». Не хватает только бестеневой лампы и аналогия с операционной палатой была бы полная...

На первый взгляд, что особенно сложного в механизме - верхняя рама, нижняя, штанги... Но это на первый. На самом деле любая деталь в токоприёмнике играет свою особую роль и от её «каприза» или выхода из строя напрямую зависит работа и жизнь локомотива.

- Понятно, что пока ездил в кабине, об устройстве пантографов имел только общее представление, - говорит Дмитрий. - Другое дело, когда доверили их ремонт и обслуживание в депо. Тут пришлось и литературу основательно почитать, и руками всё перещупать, и к опыту старших присмотреться. Благо опытных наставников в цехе немало - взять только ветеранов: недавно ушедшего на пенсию Виктора Дмитриевича Калинина или ныне работающего Сергея Константиновича Чупанова. Многому они научили, но главное я с первого дня на дороге помнил - нельзя относиться к делу не понимая и не любя его...

- А прежний опыт как-то сгодился? - спрашиваю собеседника.

- Знаете, постоянно один случай вспоминается. Вели мы как-то состав из Иркутска и на участке между Заларями и Зимой почувствовали запах дыма. Ездили ещё на постоянном токе и всякое могло случиться. Я, как помощник, пошёл осматривать секции. В задней из всех лючков задымление. Чтобы не въехать в Зиму факелом, приняли решение опустить токоприёмники и ждать помощи - сами ехать уже не могли. Что больше всего запомнилось - артельность всего состава: проводники с огнетушителями набе жали, начальник поезда... Позже выяснилось, что причиной происшествия стал брак в работе ремонтников. Для меня - урок на всю жизнь: делай всё так, будто самому ехать придётся.

- Ну, а если не самому? - смотрю на Дмитрия.

- Всё равно на совесть делай. По другому нельзя...

Автор: Владимир Палагутин


Форум для отзывов 24 не существует.



Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»