Доска почета 377 года. Отраслевой конкурс
Хорошая привычка трудиться на совесть

Хорошая привычка трудиться на совесть

Резеда Набиуллина, дорожный мастер Казанской дистанции пути
Чётного пути – 18 километров, столько же – нечётного. Участок напряжённый: главный ход с серьёзным грузопотоком и немалым числом пассажирских поездов. Так что требования к состоянию пути здесь особенно высоки. 

Это – её девятый линейный участок, с базой на разъезде Корса, где она, дорожный мастер Казанской дистанции пути Резеда Набиуллина, и живёт со своею семьёй.  

Знакомые порой удивляются: как она, женщина, управляется со своим далеко не женским коллективом из девятнадцати человек? Из прекрасного «слабого» пола – только она сама и сигналист Зульфира Черноярова.

Мужики-путейцы – народ и правда иногда непростой, и за крепким словом в карман они лезть не привыкли. Однако к своему мастеру – с неизменным уважением: «Резеда Мидхатовна», не иначе. Наверное, потому, что мастер она не только по должности. Дело своё знает на пять с плюсом, до самых мелких мелочей. И неудивительно: сама начинала монтёром пути. За это – отдельное почтение со стороны мужчин.

На железную дорогу муж привёл её, можно сказать, за руку. Через год после рождения сына. Но по-другому, наверное, и быть не могло. Дома по вечерам все разговоры о работе – о стрелочных переводах, рельсах, неисправностях пути, их устранении: у Набиуллиных целая железнодорожная династия. Где же и ей, жене путейца, невестке железнодорожников, работать? Но чтобы монтёром пути...

– Вообще-то, когда я в 94-м пришла на железную дорогу, в Казанской дистанции на этой должности работали одни женщины, – вспоминает Резеда Мидхатовна. – В нашей бригаде все уже были в возрасте, из молодых – одна я. 

Сколько забито костылей, сменено шпал и пройдено километров, сейчас, пожалуй, и не сосчитать. И с шаблоном лихо управлялась, и с путейским молотком, и ломом, и домкратом. Тяжёлый физический труд, не каждому мужчине по силам. Тем не менее...

– Люблю работать, – как-то очень просто говорит Резеда Мидхатовна. – Идёшь по перегону, «подбираешь» все неисправности. Вроде бы устанешь. А оглянешься – путь после тебя лучше, аккуратнее, даже красивее стал. И радостно на душе становится. 

Тем временем в путейском хозяйстве намечались серьёзные перемены. Страна ещё смотрела видеоролик социальной рекламы «Дай Бог вам здоровья», где Нонна Мордюкова и Римма Маркова едут на дрезине по рокадному участку, меняют сгнившие шпалы, сердито, но незлобно переругиваются 
(«И муж твой дурак, хоть и умер, и шурин, и коза твоя дура»), переживают одна за другую и каждая – за себя... А в Министерстве путей сообщения уже было принято решение о запрете женского труда  на таких тяжёлых работах. 

Помнится, через редакцию «ВМ» тогда прошло не одно письмо, обращённое к руководству дороги. Женщины требовали, настаивали, чтобы им разрешили и дальше работать монтёрами пути – выходить на перегон в любую погоду, ворочать шпалы. В дорожной газете тогда появилась статья «Пожалейте себя, бабоньки». 
С каждой из них вопрос решался отдельно – исходя из ситуации. Кто-то уволился на пенсию, кого-то перевели на более легкую (правда, и менее денежную) работу. Резеду, как самую молодую и самую перспективную, направили учиться на бригадира: опыт – достаточный, разряд – подходящий, трудолюбия и ответственности – не занимать.

– Конечно, работа монтёра была очень тяжёлой, – Резеда Мидхатовна ненадолго задумывается. – Но всё равно легко было. Потому что отвечаешь только за себя. Получил задание – выполнил. А тут – бригада.

И у каждого в этой бригаде свой характер, свои привычки. А надо, чтобы все чувствовали себя единым коллективом, у которого одна задача – работать как можно лучше и содержать как можно лучше путь. 

– Люди у нас надёжные, трудолюбивые, не подведут, – говорит Резеда Мидхатовна. – Я в них уверена. 

И всё же каждый раз волновалась, ожидая прохода вагона-путеизмерителя. А после него постарается поскорее посмотреть результаты, и, узнав их, снова (в который раз!) радостно вздохнёт: отлично!

– А руководство дистанции никогда в ней и в её коллективе и не сомневалось, – говорит ведущий специалист по управлению персоналом Ирина Минникаева. – Сразу и не поверишь, но эта спокойная, уравновешенная женщина умеет держать дисциплину и поставить работу так, как надо. Жёсткости в ней нет, но она очень требовательная. 
И раньше так было, когда она работала бригадиром, и сейчас, когда она дорожный мастер. В прошлом году Резеда Мидхатовна награждена почётным знаком «За безупречный труд на железнодорожном транспорте, 20 лет». На вручение она ездила в Москву, церемонию награждения проводил вице-президент компании Геннадий Верховых.

Дорожным мастером Резеда Набиуллина стала как-то незаметно для себя. Прикидывает:
– Кажется, года три назад назначили. 

Такая «забывчивость» объяснима. Бригадиру Резеде Набиуллиной часто приходилось замещать дорожного мастера Рената Набиуллина, мужа: на время отпуска, учёбы, совещаний...  А когда его повысили в должности, в ПЧ даже и вопроса не возникло, кто займёт вакансию. 

Так что для неё всё осталось по-прежнему. Только это уже было не замещение, а постоянная работа. Больше, по сравнению с бригадой, подчинённых, больше километров, которые требуют её хозяйского глаза, больше ответственности.

– Я под руководством Резеды Мидхатовны уже почти двенадцать лет работаю, – говорит монтёр пути Камиль Шаяхметов. – Требовательная, умеет спросить с каждого, как и положено мастеру. Так и надо. Про путь – всё знает. Можно сказать, человек на своём месте. И нам под руководством такого профессионала хорошо работать. 

В последнее время в коллективе прибавилось молодёжи. Кому-то из ребят ещё многое надо понять про железную дорогу и работу на ней. И дорожный мастер не устаёт им это втолковывать. 

Кстати, о молодёжи. Несколько лет назад железнодорожная династия Набиуллиных увеличилась ещё на одного человека. 

– Теперь наш сын Радик тоже работает здесь, на девятом линейном участке, – с гордостью говорит Резеда Мидхатовна. И тут же предупреждает мой вопрос: – Поблажек ему никаких не делаю. Наоборот, спрос с него больше. И если ночью, например, надо срочно выехать на перегон, именно его беру с собой. И ещё бригадира, Киямова Халиля Залимовича, когда это необходимо. 

А самым младшим в этой семье ещё предстоит определиться, кем они будут для железной дороги, станет ли она их судьбой. 14-летняя Гульфина и 11-летний Нуршат – приёмные дети. 

– Когда я предложила оформить над ними опеку, муж и сын меня поддержали, – говорит Резеда Мидхатовна. – В этом у нас полное понимание.

Она не делает различия между приёмными детьми и родным сыном. Точнее, все для неё родные. В её сердце любви и добра хватит на всех.

Автор: Марина Галкина


Комментарии


*

Защита от автоматического сообщений

Защита от автоматических сообщений


Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является ОА «Издательский дом «Гудок»